Москва: +7(495)777-90-03

 

 

Динамика декасекундных биоритмов спинного мозга у больных поясничным остеохондрозом

О.С.Калинина, К.Б.Петров
Кафедра лечебной физкультуры, физиотерапии и курортологии ГОУ ДПО «Новокузнецкий институт усовершенствования врачей Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию»
Исследована посекундная динамика И-рефлекса у больных с неврологическими проявлениями поясничного остеохондроза. Выделено три компонента биоритмической активности спинного мозга, близких к аналогичным диапазонам вариабельности ритма сердца. Выполнен анализ их динамики относительно нормы и результатов лечения. Обсуждена патофизиология изученного явления.
Ключевые слова: И-рефлекс, поясничный остеохондроз, биоритмы, спинной мозг.
Per second dynamics of И-reflex in patients with neurologic manifestations of lumbar osteochondrosis was investigated. Three components of spinal cord biorhythmic activity were distinguished close to analogous ranges of heart rhythm variability. Their dynamics analysis, inrelation to normal, is performed and results of treatment are discussed. The pathophysiology of this phenomenon is revealed.
В настоящее время при решении медико-био­логических проблем широко привлекается научная информация о ритмичности биологи­ческих процессов.
Биоритмы (БР) — это регулярные количе­ственные и связанные с ними качественные из­менения, происходящие на разных уровнях орга­низации живого — молекулярно-генетическом, клеточном, тканевом, органном, организменном, популяционно-биосферном [1]. Обычно в сложном многоклеточном организме установле­на иерархия ритмов, синхронизирующихся меж­ду собой. Доказано, что практически все патологические проявления сопровождаются времен­ной дезорганизацией физиологических функций [13]; как правило, подобные десинхронозы обус­ловлены дисбалансом между периодами несколь­ких взаимосвязанных БР одного уровня [4]. За­кономерности биологических ритмов учитыва­ют при профилактике, диагностике и лечении заболеваний [5].
Согласно представлениям В.А.Илюхиной [7], физиологические процессы в отдельных струк­турных подразделениях головного мозга харак­теризуются собственными амплитудно-времен­ными характеристиками, иерархически соподчи­ненными друг другу и лежащими в частотной полосе 0—0,5 Гц. Аналогичный тип ритмической организации был обнаружен во внутренних орга­нах (сердце, легкие, печень, почки), мышцах, коже и в биологически активных точках [8]. Все это позволяет сформулировать положение об ин­формационной роли флюктуаций декасекундного диапазона в межорганных и межсистемных взаимодействиях [6].
В настоящее время наиболее изучены и ши­роко применяются в клинике показатели вариа­бельности ритма сердца (ВРС) [29, 32]. В 1996 г. рабочая группа Европейского кардиологическо­го общества и Североамериканского общества стимуляции и электрофизиологии предложила рекомендации по анализу и интерпретации ВРС с подразделением их на частотные диапазоны [32]: HF (high frequency) — 0,18 — 0,5 Гц; LF (low frequency) — 0,04 — 0,17 Гц; VLF (very low frequency) — 0,0033 — 0,07 Гц; ULF (ultra low frequency) — менее 0,0033 Гц [29].
Высокочастотные гармоники (HF) отражают состояние периферической нервной системы и характеризуют вагоинсулярные влияния. Ритмы низкой частоты (LF) связаны с сегментарным уровнем нервной регуляции и сосудисто-гемо­динамическими процессами. Отношение LF/HF можно рассматривать как показатель баланса симпатической и парасимпатической систем. Сверхнизкочастотные колебания (VLF) имеют преимущественное отношение к церебральным проявлениям и по своей клинико-физиологической значимости отражают энергетическую сто­рону состояния или процесса. При значительном увеличении мощности данной области спектра он может характеризовать включение высших церебральных управляющих и регуляторных структур [28, 11]. Генез колебаний сердечного ритма в ULF-диапазоне мало изучен. Имеются данные об их связи с активацией адаптацион­ных механизмов [2].
Соотношение спектров ВРС также сопряже­но и с эндокринно-метаболической регуляцией. Преобладание HF наблюдается у лиц с низкой массой тела или тенденцией к ее снижению (эрготропные процессы). Наоборот, быстрое накоп­ление жировой ткани (трофотропные процессы) наблюдается при низких показателях HF и зна­чительном преобладании VLF [30].
Наши предыдущие публикации [20, 21, 22, 23, 24] посвящены изучению ритмической ак­тивности нейронного аппарата поясничного утолщения спинного мозга (СМ) у клинически здоровых добровольцев путем посекундной ре­гистрации Н-рефлекса в течение 360 с (6 мин).
Методом «Гусеница» [3], основанным на ана­лизе временных рядов (программа «Caterpillar-1.0»), было выделено три компонента спинального БР, которые оказались близки к показателям ВРС. При этом сверхнизкочастотный компонент (СНЧ), име­ющий период (44,67+2,005) с [(0,022+0,001) Гц], соответствует VLF (0,004 — 0,07 Гц). Его удель­ный вес в спектре биоритмов СМ составляет (60,19+3,77)%. Низкочастотный компонент (НЧ) с периодом (9,17+0,16) с [0,109+0,002) Гц] и удельным весом (11,35+1,87)% близок к LF (0,04— 0,17 Гц). Высокочастотный компонент (ВЧ), ха­рактеризующийся периодом (3,19+0,0378) с [(0,313+0,004) Гц] и удельным весом (26,27+2,89)%, приближается к показателям HF (0,18 — 0,5) Гц.
Сходство параметров спинальных и сердеч­ных БР, полученных при помощи различных методов исследования, подчеркивает общеорганизменное значение этих флюктуаций.


МАТЕРИАЛ И МЕТОДЫ

Настоящее исследование посвящено изучению особенностей биоритмов СМ у больных пояснич­ным остеохондрозом (ПОХ) в стадии обостре­ния по сравнению с нормой, а также их дина­мики после проведения стандартных для нашей клиники методов лечения.
Всего было обследовано 20 больных (13 муж­чин и 7 женщин) в возрасте от 23 лет до 71 года (средний возраст 43,1 года). Все пациенты про­ходили стационарное лечение в неврологичес­ком отделении.
По данным клинико-рентгенологических и МРТ-исследований, в 7 (35%) случаях ведущим патоморфологическим субстратом ПОХ [32] были грыжи дисков, в 5 (25%) — эластические протрузии, в 5 (25%) — спондилоартроз и в 2 (10%) — эпидурит. У 8 (40%) пациентов в каче­стве дополнительного усугубляющего фактора выявлялась нестабильность позвоночно-двигательных сегментов.
У всех больных диагностировались клиничес­ки актуальные компрессионные корешковые синдромы, в 7 (35%) наблюдениях имелся ишиалгический сколиоз I—II степени [18]. IV сте­пень клинических проявлений [12] имели 18
(90%) больных, III — 2 (10%).
Лечебно-реабилитационные мероприятия включали медикаментозную терапию (нестеро­идные противовоспалительные, сосудистые, витаминные, антихолинэстеразные препараты и т.д.); лечебно-медикаментозные блокады (паравертебральные и по триггерным точкам); фи­зиопроцедуры (лекарственный электрофорез, амплипульс-, магнито-, лазеротерапия и(или) микроволновая терапия, ультразвук, массаж, ле­чебная гимнастика).
Клиническая эффективность лечения оцени­валась по степени восстановления приспособи­тельной активности [12]. В 2 (10%) случаях уда­лось достигнуть первого предельного уровня ре­абилитации, что рассматривалось как выздоров­ление; первый непредельный уровень (значитель­ное улучшение) определен у 7 (35%) больных, второй непредельный (улучшение) — у 10 (50%); у 1 (5%) пациента был констатирован третий непредельный уровень реабилитации (отсутствие эффекта).
Методика посекундного тестирования Н-рефлекса и особенности статистической обработки материала подробно описывались нами ранее [23]. Полученные результаты сравнивались с анало­гичными данными группы здоровых доброволь­цев (55 человек) [21].
РЕЗУЛЬТАТЫ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ
Во всех случаях изучалась только амплитуд­ная характеристика Н-рефлекса (отношение Н/Мх100%). У больных с обострением ПОХ этот показатель оказался достоверно сниженным по сравнению с нормой более чем на 20% (табл. 1), причем у женщин эти различия были значитель­нее (на 30%), чем у мужчин (на 16,5%).
При анализе возрастных зависимостей отно­шения Н/Мх100% у больных ПОХ во всех воз­растных группах наблюдалась его депрессия по сравнению с аналогичными данными нормы. Причем с возрастом эта тенденция усиливалась (табл. 2).
Сравнение амплитуды Н-рефлекса до и пос­ле лечения показывает неоднородные результа­ты: у 3 из 13 мужчин и у 4 из 7 женщин (35% от всех наблюдений) отмечалось возрастание отно­шения Н/Мх100% после проведения терапевти­ческих мероприятий; в остальных 75% случаев (10 мужчин и 3 женщины) имелось его сниже­ние. Анализ этого же материала по усредненным значениям (табл. 3) демонстрирует статисти­чески достоверное снижение Н-рефлекса на 9,9% у мужчин и его возрастание на 12,2% у женщин. В общей же выборке амплитуда Н-рефлекса дос­товерно возросла в результате лечения на 5,5%.
Математический анализ посекундной дина­мики Н-рефлекса в исследуемом контингенте больных, так же как и в группе здоровых ис­пытуемых [23], позволил выделить три основ­ных частотных компонента спинального БР (табл. 4). При этом наблюдалось убедительное увеличение периода ВЧ-компонента (рис. 1, С) по сравнению с нормой в среднем на 15,6% (у женщин — на 22%; у мужчин — на 11,05%). Сред­няя длительность СНЧ-компонента (рис. 1, А) также возрастала — на 8,9%, однако надежность этого отклонения находится на грани статисти­ческой достоверности (р=0,054). Продолжитель­ность периода НЧ-компонента (рис. 1, Б), напро­тив, снижалась, в среднем на 3,8% (у женщин — на 30,86%; у мужчин — на 1,18%).
Таблица  1
Величина отношения Н/Мх100% в норме и у больных поясничным остеохондрозом до лечения

 

 

Количество человек

Количество испытаний

Проверка нулевой гипотезы

Группа

Пол

Среднее значение

t-критерий

Уровень значимости

Здоровые испытуемые Больные ПОХ

Мужчины

41 13

13 738 3 501

23,21+0,377* 19,38+0,77

8,1

< 0,001

Здоровые испытуемые

Женщины

14

4 224

23,63+0,69

12,39

< 0,001

Больные ПОХ

 

7

2 062

16,41+0,93

 

 

Здоровые испытуемые

Мужчины и женщины

55

18 322

23,22+0,326

13,56

< 0,001

Больные ПОХ

20

5 455

18,28+0,59

 

 

* Здесь и далее доверительный интервал вычисляется при р < 0,05.
Таблица 2
Величина отношения Н/Мх100% в различных возрастных группах в норме и у больных поясничным остеохондрозом до лечения


Возрастные группы, пет

Отношение Н/Мх100%

 

 

Здоровые испытуемые

Больные ПОХ до лечения

t-критерий

Уровень

Количество

Количество

Среднее

Количество

Количество

Среднее

значимости

 

человек

испытаний

значение

человек

испытаний

значение

 

 

17—21

9

3 240

21,37+0,72

22—26

11

3 960

20,11+0,64

1

340

18,33+2:03

261

0,05*

27—31

5

1 800

23,304+1,06

3

921

11,2+1,07

15,8

0,0*

32—36

9

3 240

25,005+1,006

5

3 044

21,34+0,87

5,45

5.18Е-8*

37-^И

5

1 027

11,44+1,09

42-^6

2

/20

22159+2434

8

2 230

19,2+0,96

9,05

1.91Е-7*

47—51

1

360

7,496+0,794

2

591

6,19+0,88

2,17

0,02*

52—56

2

720

23,06+1,402

1

304

6,2+1,3

17,54

2.3Е-7*

62—66

1

360

13,176+0,994

1

328

19,44+2,05

-5,41

-9.23Е-9*

П р и м е ч а н и е (к табл. 2, 3). Символом «*» помечены статистически достоверные различия между сравнива­емыми группами.
Таблица  3
Сравнение амплитуды Н-рефлекса (отношение Н/Мх100%) У больных поясничным остеохондрозом до и после лечения

 

Количество наблюдений

 

Количество испытаний

Проверка нулевой гипотезы

Пол

Время наблюдения

Среднее значение

t-критерий

Уровень значимости

Мужчины

13 13

До лечения После лечения

3 501 3 866

19,38+0,77 17,46+0,68

3,67

0,0001*

Женщины

7 7

До лечения После лечения

2 062 1 954

16,41+0,93 20,83+0,82

-6,96

1.62Е-12*

Мужчины и женщины

20 20

До лечения После лечения

5 455 5 820

18,28+0,59 19,34+0,55

-2,57

0,005*

Таблица 4
Сравнение периодов частотных компонентов биоритмической активности спинного мозга У здоровых испытУемых и больных поясничным остеохондрозом в стадии обострения до лечения


Частотный

Пол

Период

Период компонента

Параметрический критерий Стьюдента

Непараметрический критерий Манна—Уитни

компонент биоритма

компонента в норме, с

у больных ПОХ до лечения, с

t-критерий

Уровень значимости

z-критерий

Уровень значимости

Сверхнизко-

Все испытуемые

44,67+2,005

49,06+4,998

-1,6

0,054*

0,00

1,0

частотный

Мужчины

47,578+2,27

52,15+7,01

-1,04

0,15

0,00

1,00

 

Женщины

42,65+4,802

45,55+6,45

-0,72

0,24

0,00

1,00

Низкочас-

Все испытуемые

9,17+0,16

8,82+0,32

-14,06

-1.72Е-7*

2,44

0,01*

тотный

Мужчины

9,251+0,184

9,36+0,33

-0,47

0,32

2,067

0,039*

 

Женщины

9,044+0,292

6,25+0,39

5,66

2.8Е-7*

0,78

0,44

Высокочас-

Все испытуемые

3,19+0,0378

3,76+0,11

-10,07

-1.87Е-7*

1,18

0,24

тотный

Мужчины

3,219+0,044

3,62+0,128

-5,89

1.58Е-7*

0,41

0,68

 

Женщины

3,123+0,008

4,0+0,17

-8,86

2.33Е-8*

0,97

0,33

П р и м е ч а н и е (к табл. 4—7). Символом «*» помечены статистически достоверные различия.



Рис. 1. Динамика периодов биоритмов спинно­го мозга в норме и у больных поясничным ос­теохондрозом до и после лечения общеприня­тыми методами: А — сверхнизкочастотный компо­нент; Б — низкочастотный; С — высокочастотный
У больных ПОХ в стадии обострения наблю­далось значительное увеличение удельного веса НЧ-компонента на 39,65% (рис. 2, Б) и сниже­ние ВЧ-компонента на 17,65% (см. рис. 1, С) по сравнению с нормой; достоверная динамика удельного веса СНЧ-компонента (см. рис. 1, А) отсутствовала (табл. 5).
В результате проведения терапевтических меро­приятии отмечалась отчетливая тенденция к нор­мализации периодов спинального БР в виде сокра­щения увеличенного периода ВЧ (см. рис. 1, С) и удлинения укороченного — НЧ (см. рис. 1, Б) ком­понента (табл. 6). При этом различия в длитель­ности ВЧ- и НЧ-компонентов с нормой в сред­нем не превышают 3,6% (ВЧ-компонента для женщин — 7,4%).
Что касается СНЧ-компонента (см. рис. 1, А), то его нормализации не наблюдалось, длитель­ность его периода еще больше возрастала и пре­вышала норму на 12,2% (для женщин — на 16,9%).
Таблица 5
Сравнение процентного соотношения (удельного веса) частотных компонентов биоритмической активности спинного мозга У здоровых испытУемых и больных поясничным остеохондрозом в стадии обострения до лечения


Частотный компонент биоритма

Удельный вес компонента у здоровых испытуемых, %

Удельный вес
компонента у больных ПОХ до лечения, %

Параметрический критерий Стьюдента

t-критерий

Уровень значимости

Сверхнизкочастотный

60,19+3,77

61,43+4,95

-0,39

0,34

Низкочастотный

11,35+1,87

6,85+1,82

3,37

0,001*

Высокочастотный

26,271+2,89

31,9+4,82

-1,96

0,03*

Таблица 6
Сравнение периодов частотных компонентов биоритмической активности спинного мозга у здоровых испытуемых и больных поясничным остеохондрозом после лечения общепринятыми методами


Частотный компонент

Пол

Период компонента

Период компонента у больных

Параметрический критерий Стьюдента

Непараметрический критерий Манна— Уитни

биоритма

 

в норме, с

ПОХ после лечения, с

t-кри­терий

Уровень значимости

z-кри-терий

Уровень значимости

Сверхнизкочастотный

Все испытуемые

44,67+2,005

50,85+4,18

-2,29

0,01*

0,00

1,00

 

Мужчины

47,578+2,27

50,61+4,67

-1,29

0,1

0,00

1,00

 

Женщины

42,65+4,802

51,29+8,58

-1,78

0,041*

0,00

1,00

Низкочастотный

Все испытуемые

9,17+0,16

9,51+0,36

-16,1

1,1 Е-8*

0,06

0,55

 

Мужчины

9,251+0,184

10,05+0,49

-1,7

0,045*

0,57

0,57

 

Женщины

9,044+0,292

8,68+0,48

1,28

0,1

1,53

0,13

Высокочастотный

Все испытуемые

3,19+0,0378

3,31+0,49

-2,62

0,004*

-0,3

0,76

 

Мужчины

3,219+0,044

3,27+0,102

-0,91

0,18

-0,61

0,54

 

Женщины

3,123+0,008

3,37+0,13

-0,23

0,00067*

-0,3

0,76

Таблица 7
Сравнение процентного соотношения (удельного веса) частотных компонентов биоритмической активности спинного мозга у здоровых испытуемых и больных поясничным остеохондрозом после лечения общепринятыми методами


Частотный компонент биоритма

Удельный вес компонента у здоровых испытуемых, %

Удельный вес компонента у больных ПОХ после лечения, %

Параметрический критерий Стьюдента

t -критерий

Уровень значимости

Сверхнизкочастотный

60,19+3,77

71,27+2,97

-3,5

0,0005*

Низкочастотный

11,35+1,87

4,29+0,59

6,58

4.18Е-9*

Высокочастотный

26,271+2,89

24,32+2,63

0,73

0,23




Рис. 2. Динамика процентного соотношения (удель­ного веса) биоритмов спинного мозга в норме и у больных поясничным остеохондрозом до и после ле­чения общепринятыми методами: А — сверхнизкочастот­ный компонент; Б — низкочастотный; С — высокочастотный
После лечения также отмечалась нормализа­ция удельного веса ВЧ-компонента (рис. 2, С), однако процентное содержание НЧ-компонен-та (см. рис. 2, Б) в спектре БР спинного мозга сохраняло тенденцию к уменьшению, его раз­личия с нормой достигали 7,1% (табл. 7); так­же наблюдалось возрастание удельного веса СНЧ-компонента (на 11,1% относительно нор­мы; рис. 2, А).
РЕЗУЛЬТАТЫ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ
Изучение нейрофизиологической литературы показывает, что у больных с клиническими про­явлениями остеохондроза позвоночника имеются признаки повышения функциональной активно­сти продолговатого, среднего мозга и диэнцефальной области. Перечисленные образования, являясь зоной конвергенции разномодальных афферентных сигналов [15, 25], могут способ­ствовать угнетению спинальных мотонейронов. Прежде всего это проявляется уменьшением амплитуды Н-ответов [10, 27, 9]. Степень подав­ления спинальной активности, как правило, коррелирует с выраженностью болевого синд­рома [27, 14,19]. После адекватного лечения реф­лекторных синдромов остеохондроза позвоноч­ника указанные явления, как правило, регрес­сируют [16].
Таким образом, наши данные о 20-процент­ном снижении отношения Н/Мх100% у боль­ных ПОХ в стадии обострения и почти 6-про­центном его росте после купирования болевого синдрома в общей выборке полностью согласу­ются с литературными данными.
В то же время остается необъясненным даль­нейшее снижение амплитуды Н-рефлекса после лечения у мужчин. Возможно, это связано с тем, что при тяжелом хроническом течении заболе­вания начинают преобладать стойкие процессы торможения во всех отделах центральной нервной системы.
Согласно нашим исследованиям, обострение ПОХ с выраженным болевым и корешковым синдромами характеризуется увеличением дли­тельности периода ВЧ- и снижением НЧ-компонента спинального биоритма по сравнению с нормой. Процентное же соотношение этих ком­понентов имеет обратную зависимость: удельный вес ВЧ-компонента снижается, а НЧ — возрастает.
После проведения адекватных терапевтичес­ких мероприятий отмечается явная тенденция к нормализации временных параметров и удель­ного веса ВЧ-компонента. Период НЧ-компонента также приближается к норме, однако его
удельный вес в спектре спинальных биоритмов продолжает расти. Нормализации СНЧ-компонента не происходит — его длительность и удель­ный вес сохраняют тенденцию к увеличению.
Мы не нашли в литературе работ на тему спект­рального анализа временной динамики Н-рефлекса и ВРС у больных ПОХ. Однако, учитывая определенную близость спинальных и сердечных БР, сделали попытку использовать имеющиеся данные по вариабельности кардиоритма при дру­гих заболеваниях периферической нервной сис­темы для сравнения с полученными результата­ми. При этом следует подчеркнуть, что показате­ли ВРС позволяют оценить главным образом метаболическое и вегетативное обеспечение организма, а амплитуда Н-рефлекса отражает состояние сегментарной и надсегментарной ре­гуляции мотонейронного аппарата поясничного утолщения СМ.
Известно, что у больных шейным остеохондро­зом спектральная мощность (удельный вес) высо­кочастотного компонента меньше низкочастотно­го на 20% (LF/HF = 0,8) [17]. При острых полинев­ритах (типа Гийена—Барре) также отмечается от­сутствие в спектре ВРС волновых пиков, характер­ных для HF; регресс же симптоматики сопровож­дается появлением медленных волн (LF, VLF) [28]. Таким образом, обследованные нами больные ПОХ, имеющие близкий со сравниваемым контин­гентом характер поражения нервной системы, де­монстрировали однонаправленные с ним тенден­ции в спектральных соотношениях Н-рефлекса.
ВЫВОДЫ
1. Поражение структур позвоночно-двигательного сегмента и корешков у больных ПОХ характеризуется снижением активности спинальных мотонейронов, проявляющимся уменьше­нием амплитуды Н-рефлекса, которая коррели­рует с выраженностью болевого синдрома.
2. При этом в спектре ритмической актив­ности поясничного утолщения СМ начинает преобладать НЧ-компонент с укороченным по сравнению с нормой периодом. Одновременно наблюдается удлинение и снижение процентно­го содержания ВЧ-компонента.
3. На фоне купирования основных клиничес­ких проявлений заболевания сохраняется тенден­ция к росту процентного «вклада» НЧ-компонента, а также повышается удельный вес СНЧ-компонента. Период НЧ- и ВЧ-компонентов начина­ет возвращаться к норме, а СНЧ-компонента — увеличивается.
4. Учитывая общеорганизменный характер биоритмов декасекундного (околоминутного) диапазона, можно предположить, что при обостре­нии ПОХ преобладают симпатические и сосудисто-гемодинамические реакции преимуще­ственно спинально-сегментарного уровня с од­новременным угнетением парасимпатических и эрготропных влияний.
5. Положительный результат, достигаемый в процессе лечения данного контингента больных общепринятыми методами, не есть возвращение к исходной норме. Он является следствием фор­мирования нового уровня динамического равновесия функциональных систем, связанно­го в значительной степени с их большим напря­жением (включение церебральных структур ре­гуляции, активация трофотропных процессов).
6. Полученные данные служат убедительным аргументом для разработки перспективных ме­тодов биосинхронизированной физиотерапии при вертеброгенных болевых и мышечно-тонических синдромах, основанных на навязывании нервно-мышечному аппарату «нормальной» рит­мической активности.

 

 

ЛИТЕРАТУРА
1. Агаджанян, Н.А. Биологические ритмы: монография / Н.А.Агаджанян.—М.: Медицина, 1967.—120 с.
2. Баевский, P.M. Медленноволновые колебания сер­дечного ритма в условиях длительного космичес­кого полета / Р.М.Баевский, А.В.Пащенко, И.И.Фунтова, А.Г.Черникова // Медленные ко­лебательные процессы в организме человека: теоретические и прикладные аспекты нелинейной динамики в физиологии и медицине: материалы IY Всерос. симпозиума с междунар. участием и II школы-семинара, 24—27 мая 2005 г. — Ново­кузнецк, 2005. — С. 30—35.
3. Главные компоненты временных рядов: метод «Гусеница» [Электронный ресурс] / под ред. Д.Л.Данилова, А.А.Жиглявского.—СПб.: Изд-во Санкт-Петербургского университета, 1997.—150 с.— http://www.gistatgroup.com/gus/book1/manual.html.
4. Загускин, СЛ. Синхронизация ритмов фазовых золь-переходов — основа происхождения и эво­люции живых организмов на земле [Электронный ресурс] / С.Л.Загускин.—http://www.stavedu.ru/_docs/pdf/vuz-chursin/_confer/cyclesX/0/04.pdf.
5. Заславская, P.M. Хронофармакология и хронотера­пия / Р.М.Заславская // Хронобиология и хроно-медицина / под ред. Ф.И.Комарова, С.И.Рапопор-та.—2-е изд. — М.: «Триада-Х», 2000.—С.197—210.
6. Илюхина, В.А. Взаимодополняющее значение раз­ных по амплитудно-временным параметрам ко­лебательных процессов в исследовании компен­саторно-приспособительных реакций основных регуляторных систем организма в отдаленные сро­ки после многофакторного стрессового воздей­ствия / В.А.Илюхина, Н.Ю.Кожушко, Ю.К.Мат­веев [и др.] // Медленные колебательные процес­сы в организме человека: теория, практика, при­менение в клинической медицине и профилакти­ке: сб. науч. тр. II симпозиума.—Новокузнецк, 1999.—С.8—17.
7. Илюхина, В.А. Нейрофизиология функциональных состояний человека / В.А.Илюхина. — Л.: Наука, 1986. — 171 с.
8. Илюхина, В.А. Энергодефицитные состояния здоро­вого и больного человека / В.А.Илюхина, И.Б.За-болотских.—СПб.: Печатник, 1993. — 187 с.
9. Калинин, И.П. Вестибуломоторные реакции у боль­ных с поражением пояснично-крестцового отдела периферической нервной системы / И.П.Калинин // Материалы 3-го съезда невропатологов и пси­хиатров Белоруссии.—Минск, 1986.—С.69—70.
10. Калинин, И.П. Клинико-физиологическая характе­ристика вестибулоспинальных влияний на дея­тельность сегментарного моторного аппарата у больных с неврологическими проявлениями по­ясничного остеохондроза / И.П.Калинин // Пе­риферическая нервная система /под ред. И.П.Ан-тонова.—Минск, 1986.—Вып. 9. — С. 79—84.
11. Клещеногое, С.А. Спектрально-медленноволновые типы вариабельности сердечного ритма у женщин на разных сроках беременности / С.А.Клещено-гов, А.Н.Флейшман, Н.Н.Васильева // Медлен­ные колебательные процессы в организме чело­века: теория, практика, применение в клиничес­кой медицине и профилактике: сб. науч. тр. II сим-позиума.—Новокузнецк, 1999.—С. 42—51.
12. Коган, О.Г. Теоретические основы реабилитации при остеохондрозе позвоночника / О.Г.Коган, И.Р.Шмидт, А.А.Толстокоров [и др.].—Новоси-бирск: Наука, 1983.—214 с.
13. Комаров, Ф.И. Хронобиологическое направление в медицине: биоуправляемая хронофизиотерапия / Ф.И.Комаров, С.Л.Загускин, С.И.Рапопорт // Те­рапевтический архив.—1994.—№ 8.—С. 3—6.
14. Кухнина, Т.М. Изменение лабильности нейромо-торного аппарата у больных поясничным остео­хондрозом и с хроническими воспалительными гинекологическими заболеваниями / Т.М.Кух-нина // Труды КГМИ.—Казань, 1981.—Т.57.—
С. 45—47.
15. Лиманский, Ю.П. Рефлексы ствола головного моз­га / Ю.П.Лиманский.—Киев, 1987.—240 с.
16. Лихачев, С.А. Два подхода к мануальной терапии вестибулярной дисфункции у больных с рефлек­торными синдромами шейного остеохондроза / С.А.Лихачев, А.В.Борисенко // Периферическая нервная система /под ред. И.П.Антонова.—Минск,
1989. — Вып. 13. — С. 93—100.
17. Лобзин, С.В. Применение спектрального анализа вариабельности сердечного ритма при лечении больных с недостаточностью мозгового кровооб­ращения в вертебрально-базилярном сосудистом бассейне [Электронный ресурс] / С.В.Лобзин, А.Б.Шангин, А.В.Роговенко.—http://incart.spb.ru/vestnic/n17/text60.htm.
18. Методика клинического исследования нервной системы: метод. рекомендации для врачей-курсан­тов / под ред. И.Р.Шмидт, О.Г.Когана. — Ново­кузнецк, 1993.—58 с.
19. Петров, Б.Г. Вегетативно-ирритативный синдром у больных холециститом и шейным остеохондро­зом / Б.Г.Петров // Остеохондрозы позвоночни­ка: материалы 2-го Новокузнецкого симпозиума по дегенеративным заболеваниям межпозвонко­вых дисков, 26—29 октября 1966 г.—Новокузнецк, 1966.—Вып. 2.— С.179—185.
20. Петров, К.Б. Биологические ритмы спинного мозга в норме: электромиографическое исследование / К.Б.Петров, О.С.Калинина // Медленные колеба­тельные процессы в организме человека: теорети­ческие и прикладные аспекты нелинейной дина­мики в физиологии и медицине: материалы IY Все-рос. симпозиума с междунар. участием и II школы-семинара, 24—27 мая 2005 г.—Новокузнецк, 2005.—
С. 261—266.
21. Петров, К.Б. Биоритмическая активность спинно­го мозга как основа частотной оптимизации амплипульс-терапии / К.Б.Петров, О.С.Калинина // Физиотерапия, бальнеология и реабилитация.— 2005.—№2.—С. 10—14.
22. Петров, К.Б. Купирование болевых мышечных синдромов при помощи методики биосинхрони-зированной амплипульс-терапии [Электронный ресурс] / К.Б.Петров, О.С.Калинина.—http:// www.medlinks.ru/article.php?sid=19755.
23. Петров, К.Б. Некоторые особенности биоритми­ческой активности спинного мозга [Электронный ресурс] / К.Б.Петров, О.С.Калинина.—http://www.medlinks.ru/article.php?sid=19426.
24. Петров, К.Б. Характеристика биоритмической ак­тивности спинного мозга минутного диапазона в норме / К.Б.Петров, О.С.Калинина // Нейрохи­рургия и неврология: юбил. сб. науч. тр., посвя­щенный 25-летию кафедры нейрохирургии и невро­логии ФПК и ППС Красноярской гос. мед. акаде­мии. — Красноярск, 2005. — С. 154—157.
25. Росси, Дж.Ф. Ретикулярная формация ствола моз­га: пер. с англ. / Дж.Ф.Росси, А.Цанкетти.—М.: Изд-во иностранной литературы, 1960.—263 с.
26. Сителъ, А.Б. Электронейромиографический конт­роль сегментарных структур спинного мозга при лечении больных с компрессионными синдрома­ми поясничного остеохондроза / А.Б.Ситель, Г.Н.Авакян, А.С.Белицкий // Мануальная тера­пия в артровертеброневрологии: тез. конф.,13—16 марта 1990 г.—Новокузнецк, 1990.—С. 56—59.
27. Скударнова, З.А. Значение глобальной и стимуля-ционной электромиографии в диагностике дис-когенных пояснично-крестцовых радикулитов / З.А.Скударнова, Я.Б.Юдельсон, И.С.Малахов // Остеохондроз позвоночника: тез. конф., 29 мая—
1 июня 1973 г.—Новокузнецк, 1973. —Ч. 2.—С.97— 103.
28. Смирнов, Н.А. Использование спектрального рит­ма сердца для диагностики заболеваний нервной системы [Электронный ресурс] / Н.А.Смирнов, С.А.Котельников, В.Ю.Давыденко [и др^—гйр:// www.ecg.ru/conf/simp_xxi/text/s5t01.htm.
29. Флейшман, А.Н. Концептуальные модели анализа медленных колебаний гемодинамики / А.Н.Флейш-ман // Медленные колебательные процессы в орга­низме человека: теория, практика, применение в клинической медицине и профилактике: сб. науч. тр. II симпозиума.—Новокузнецк, 1999.—С.18—23.
30. Флейшман, А.Н. Медленные колебания гемодина­мики: теория, практическое применение в клини­ческой медицине и профилактике / А.Н.Флейш-ман.—Новосибирск: Наука; Сибирское предпри­ятие РАН, 1999.—264 с.
31. Флейшман, А.Н. Энергодефицитные состояния, ней-ровегетативная регуляция физиологических функ­ций и вариабельность ритма сердца / А.Н.Флейш-ман // Медленные колебательные процессы в организме человека: теория, практика, приме­нение в клинической медицине и профилакти­ке: сб. науч. тр. II симпозиума.— Новокузнецк, 1999. — С. 10—19.
32. Шмидт, И.Р. Остеохондроз позвоночника: этиоло­гия и профилактика / И.Р.Шмидт. — Новосибирск:Наука, 1992. — 240 с.
33. Яблучанский, Н.И. Физиологические основы ВСР [Электронный ресурс] / Н.И. Яблучанский.—http: //www.hrvcongress.org/russian/education/courses/basis/.
34. Ymamoto,Y. Измерение, анализ и интерпретация долгосрочной вариабельности ритма сердца / Y.Ymamoto, K.Kiyono, Z.R.Struzik // Медленные колебательные процессы в организме человека: теоретические и прикладные аспекты нелиней­ной динамики в физиологии и медицине: мате­риалы IY Всерос. симпозиума с междунар. учас­тием и II школы-семинара, 24—27 мая 2005 г.Новокузнецк, 2005.—С. 20—28.
Вертеброневрология — 2005 — № 3-4 — С.11-19

  • Лечение позвоночника, телефон в Москве: +7(495)777-90-03 (многоканальный), +7(495)225-38-03
  • метро Нагатинская, улица Нагатинская, дом 1, корпус 21: +7(495)764-35-12, +7(499)611-62-90,

    метро Академика Янгеля, улица Академика Янгеля, дом 3: +7(495)766-51-76.
Мы Вконтакте Мы на facebook Мы в twitter

В случаях копирования материалов и размещения их на других сайтах, администрация сайта будет поступать согласно с законодательством РФ об авторском праве.

Динамика декасекундных биоритмов спинного мозга у больных поясничным остеохондрозом

Вверх