Москва: +7(495)777-90-03

 

 

Миоадаптивные реакции при I стадии спондилогенного миофасциального болевого синдрома шейной локализации

В.В.Барташевич
Пансионат «Лазана», лечебное отделение
На основании данных обследования с помощью компьютерной оптической топографии 366 пациентов со спондилогенным миофасциальным болевым синдромом (МФБС) шейной локализации I стадии дается характеристика миоадаптивных и позно-установочных реакций организма. Описаны варианты нарушений статического и динамического стереотипа в верхне-, средне- и нижнешейном локомоторных узлах.
.
On the basis of examination data using computed-optic toрography of 366 patients with stage I spondylogenic myofascial pain syndrome in neck area the author presents characteristics of myoadaptive and position-fixed organism reactions. You will find variants of static and dynamic stereotype abnormalities in superior-, mid- and inferior neck locomotive ganglion.

Болевые синдромы шейной локализации яв­ляются одной из актуальнейших проблем современной медицины из-за их высокой рас­пространенности среди лиц и трудоспособного, и нетрудоспособного возраста [11, 18, 19]. В ос­новном пациенты жалуются на боль, нарушение или утрату движения, поэтому важнейшей зада­чей врача является изучение двигательных рас­стройств у больного и их нормализация [3, 17].
В нарушении двигательного стереотипа у боль­ных дегенеративно-дистрофическими заболева­ниями позвоночника выделяют 5 этапов: локаль­ный; интрарегионарный; регионарный; полире­гионарный; генерализованный [4, 5, 16].
Локомоторные изменения при распространен­ном миофасциальном болевом синдроме (МФБС) описаны достаточно полно [3, 4, 7, 12, 16], но исследований, посвященных анали­зу миоадаптивных реакций организма на ранних стадиях распространенного МФБС шейной ло­кализации, в доступной нам литературе мы не обнаружили.
Для диагностики нарушений статического и динамического стереотипа больных применяют различные клинические и комплексные нейро-ортопедические методы [3, 13]. В настоящее вре­мя широко внедряется в клиническую практику метод компьютерной оптической топографии
[14], поэтому мы задались целью изучить осевые и объемные показатели туловища у больных с распространенным МФБС шейной локализации I стадии с помощью названного метода.
МАТЕРИАЛ И МЕТОДЫ
В связи с поставленной целью изучения ранних клинических проявлений спондилогенного МФБС шейной локализации в период ремиссии кореш­ковых и вертебральных синдромов нами обсле­довано 366 пациентов (170 мужчин и 196 жен­щин) с симптомами I стадии указанного заболе­вания. Она характеризуется возникновением мест­ных мышечных болей, миофасциальных гипертонусов, укорочением и вялостью мышц. Вегета­тивные расстройства определяются местными изменениями — местной пиломоторной реакци­ей, потливостью, снижением электрокожного сопротивления и др. [7]. С учетом локальности изменений, происходящих на I стадии МФБС, мы разделили пациентов на три группы в зави­симости от преимущественной локализации про­блемного позвоночно-двигательного сегмента — в верхне-, средне- и нижнешейном отделах [6].
В 1-ю группу вошли 88 пациентов с преиму­щественной локализацией дегенеративно-дист­рофических изменений на верхнешейном уров­не и краниоцервикальном переходе; 2-ю группу составили 102 пациента с преимущественной локализацией патологических изменений на среднешейном уровне; 3-я группа — 176 паци­ентов с локализацией проблемных ПДС на ниж­нешейном уровне. Средний возраст больных (34,6+4,7) года; длительность заболевания до 5 лет у 32,7%, от 5 до 10 лет — у 52,1%, свыше 10 лет — у 15,2% обследованных. Рецидивирую­щий характер течения заболевания отмечен у 67,1% пациентов, хронический — у 32,9%.

Все больные были в состоянии полной ре­миссии вертебральных и корешковых синдромов, у 75,4 % из них в анамнезе имел место перене­сенный ранее спондилогенный распространен­ный МФБС шейной локализации. Длительность ремиссии у наблюдаемых пациентов была не менее 4 мес.
Для оценки миоадаптивных реакций организ­ма был использован метод компьютерной опти­ческой топографии. Исследование проводилось на аппаратно-программном комплексе «Супер-М».
Метод компьютерной оптической топографии (КОТ) тела обеспечивает бесконтактное и дис­танционное определение формы поверхности ту­ловища обследуемого пациента. Суть его заклю­чается в следующем. Перед обследованием на кожу задней поверхности тела в области орто­педически значимых точек (рис. 1) наносятся цветные маркерные наклейки из светоотражаю­щей пленки размером 4x4 мм. Обследуемый вста­ет на предварительно сориентированную во фронтальной, горизонтальной и сагиттальной

Рис. 1. Маркерные точки, плоскости и оси, по которым производится анализ компьютерных оптических топограмм

плоскостях площадку. Для стандартизации иссле­дований положение стоп должно соответствовать нанесенным на площадке линиям.
При обследовании на тело пациента с помо­щью проектора проецировалось изображение прямолинейных эквидистантных полос, форма которых деформируется в соответствии с релье­фом обследуемой поверхности. С помощью фо­токамеры производилась съемка этого изобра­жения и ввод его в компьютер в цифровом виде. Путем специальной программной обработки вос­станавливалась форма дорсальной поверхности пациента в каждой точке введенного изображе­ния. По цифровой модели поверхности и выделя­емым на ней анатомическим ориентирам костных структур рассчитывались репрезентативные то­пографические параметры, описывающие коли­чественно форму поверхности и оценивающие деформацию позвоночника в трех плоскостях — фронтальной, горизонтальной и сагиттальной [14]. Оценивались следующие объемные и осе­вые показатели тела (табл. 1).

Таблица  1

Осевые и объемные показатели тела, оцениваемые при КОТ

Показатель

Пределы нормы

Статическая ось туловища, град.

0—0,5

Ось позвоночника — шейный отдел, мм

0—3

Ось позвоночника — грудной отдел, мм

0—3

Ось позвоночника — поясничный отдел, мм

0—4

Верхняя фронтальная ось*, град/мм

0—1/5

Ось плечевого пояса*, град/мм

0—1/5

Ось угла лопаток*, град/мм

0—1/5

Ось таза*, град/мм

0—1/5

Ось ягодичных складок*, град/мм

0—1/5

Ротация в шейном отделе, град.

0—3

Ротация в грудном отделе, град.

0—3

Ротация в поясничном отделе, град.

0—3

Ротация таза, град.

0—3

Глубина шейного лордоза, мм

14—18

Протяженность шейного лордоза, мм

60—70

Точка максимума шейного лордоза (порядковый номер позвонка)

5

Глубина грудного кифоза, мм

35—50

Глубина поясничного лордоза, мм

18—20

П р и м е ч а н и е.   * — в числителе — величина отклонения в градусах от горизонтальной оси, в

знаменателе — в мм от оси позвоночника

 

Для контроля была взята группа из 60 че­ловек (30 мужчин и 30 женщин) в возрасте от 16 до 50 лет, не имеющих заболеваний позво­ночника.
Мануальное обследование пациентов прово­дилось общепринятыми методами вертеброневрологии и мануальной терапии [2, 4, 7, 12, 15, 16, 20]. Математическая обработка полученных данных проводилась общепринятыми статисти­ческими методами.

РЕЗУЛЬТАТЫ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ
На этапе локальных нарушений двигательного стереотипа компьютерные оптические топограммы отображают изменения в пределах од­ного, иногда двух ПДС или в пределах одного мышечного региона шеи (интрарегионарно), поскольку из одного сегмента иннервируется несколько мышц и каждая мышца имеет двухсегментарную иннервацию и более [4, 5, 16]. Поэтому на начальном этапе формирования миоадаптивных и позно-установочных реакций патологического статического и динамическо­го стереотипа отмечаются изменения, находя­щиеся в пределах верхне-, средне- или ниж­нешейного региона.
У больных со спондилогенным МФБС I ста­дии во всех выделенных клинических группах по результатам КОТ выявлены изменения осевых и объемных параметров туловища по сравнению с контрольной группой лиц, не имеющих вертеброгенной патологии.
Так, в верхнешейном отделе было выделе­но 2 варианта (рис. 2) изменений патологи­ческого двигательного стереотипа. Вариант 1 формируется за счет гиперлордоза в шейном отделе и смещения точки максимума лордоза вверх вследствие повышения тонуса коротких экстенсоров шеи. У этих больных увеличивает­ся глубина шейного лордоза [(22,7+2,22) мм] и его протяженность [(80,3+9,08) мм], а точка максимума смещается вверх [(3,82+0,36) мм]. Этот вариант встречался в 58% случаев (рис. 3, табл. 2).


Рис. 2. Распространенность вариантов миоадаптивных реакций у пациентов при спондилогенном МФБС верхнешейной локализации легкой степени

Одновременно отмечалось изме­нение тонуса коротких гомолатеральных флек­соров шеи, которое приводило к латерофлексии в противоположном направлении (за счет нормально функционирующих мышц проти­воположной стороны). Поскольку в этом от­деле позвоночника латерофлексия протекает с обязательной ротацией, происходило изме­нение угла ротации головы в шейном регио­не [(1,27+0,16)°].
Двусторонняя локализация функциональных блоков ПДС (вариант 2) отмечена в 31% случа­ев (см. рис. 2). Характер изменений имел ту же направленность, но более выраженной была глу­бина [(28,6 + 3,26) мм] и протяженность [(89,9+9,64) мм] шейного лордоза, а точка мак­симума еще более смещена вверх (3,32+0,31),

Рис. 3. Компьютерная оптическая топограмма пациента с поражением верхнешейного отдела

позвоночника (вариант 1): А. Оценочные оси фронтальной плоскости: 1 — верхняя фронтальная; 2 — плечевого пояса; 3 — угла лопаток; 4 — таза; 5 — ягодичных складок. Б. Топограмма задней поверхности тела. В. Оценочные оси
горизонтальной плоскости: а — шеи; б — груди; в — области пояснично-грудного перехода; г — поясничной области; д — таза. Г. Вертикальная ось позвоночника. Д. Сагиттальная ось позвоночника

Таблица 2
Осевые и объемные параметры туловища у пациентов 1-й клинической группы при КОТ

Пределы нор­мы

Конт­роль­ная

Верхне­шей­ный уровень

группа

Вариант 1

Вариант 2

Статическая ось туловища, град.

0—0,5

0,38±0,05

0,34±0.03

0,32±0,02

Ось позвоночника — шейный отдел, мм

0—3

3,05±0,04

2,51±0,19

2,61±0,18

Ось позвоночника — грудной отдел, мм

0—3

2,94±0,03

1,79±0,15

1,88±0,11

Ось позвоночника — поясничный отдел, мм

0-^

3,09±0,04

2,38±0,21

2,41±0,18

Верхняя фронтальная ось", град/мм

0—1

0.56±0.05 3,99±0,23

1.26±0.07 3,02±0,02

1.21±0.08 3,01 ±0,02

Ось плечевого пояса*, град/мм

0—1/5

0,82±0,05 3,76 ±0,32

0,88±0,08 3,83±0,36

0,86±0,07 3,88±0,34

Ось угла лопаток*, град/мм

0—1/5

0,76±0,06 4,23±0,41

0,58±0,06 2,98±0,09

0,56±0,07 2,94±0,09

Ось таза* град/мм

0—1/5

0.66±0.05 3,29±0,23

0.76±0.08 3,45±0,32

0.74±0.09 3,46±0,31

Ось ягодичных складок*, град/мм

0—1/5

0,62±0,05 4,02±0,34

0,85±0,08 4,50±0,43

0,89±0,07 4,54±0,41

Ротация в шейном отделе, град.

0—3

0,76±0,06

1,17±0,16

1,06±0,14

Ротация в грудном отделе, град.

0—3

0,44±0,05

0,37±0,04

0,39±0,04

Ротация в поясничном отделе, град.

0—3

0,64±0,09

0,86±0,11

0,89±0,10

Ротация таза, град.

0—3

0,92±0,09

0,92±0,13

1,12±0,12

Глубина шейного лордоза, мм

14—18

16,6±1,96

22,7±2,22*

28,6±3,26*

Протяженность шейного лордоза, мм

60—70

65,8±6,41

80,3±9,08*

89,9±9,64*

Точка максимума шейного лордоза (порядковый номер позвонка)

5

5,06±0,40

3,82±0,36*

3,32±0,31*

Глубина грудного кифоза, мм

35—50

43,6±4,42

44,4±3,99

44,4±3,99

Глубина поясничного лордоза, мм

18—20

19,0±0,96

19,2±2,32

19,4±2,41

П р и м е ч а н и я (к табл. 2, 3, 4):
#— в числителе — величина отклонения в градусах от горизонтальной оси, в знаменателе — в мм от оси позвоночника;
* — результаты статистически достоверны (р<0,05).
уменьшалась ротация в шейном отделе [(1,06±0,14)°] (см. табл. 2).
В среднешейном отделе наиболее часто встре­чались 2 варианта изменений: вариант 1 измене­ний двигательного стереотипа диагностирован в 56% случаев, вариант 2 — в 28% (рис. 4, табл. 3).
Вариант 1 проявлялся преимущественно од­носторонними функциональными изменениями ПДС. На ортоспондилограммах (рис. 5) это на­ходило отражение в уменьшении шейного лор­доза, опускании плеча гомолатерально, незна­чительной ротации в пораженную сторону, от­клонении головы назад. Отмечалось значитель­ное отклонение осей плечевого пояса [(1,95±0,21)°; (5,88±0,61) мм] и в меньшей сте­пени — угла лопаток [(1,22±0,21)°; (4,99±0,51) мм]. Точка максимума шейного лордоза фикси­ровалась ниже C4 (4,98±0,55). Наблюдалось от­клонение верхней фронтальной оси [(2,22±0,20)°;
(5,95±0,54) мм].

Вариант 2 патологического двигательного сте­реотипа среднешейного отдела позвоночника проявлялся преимущественно двусторонними функциональными изменениями. Это проявля­лось незначительным уменьшением глубины шейного лордоза [(10,3±1,12) мм], значитель­ным увеличением его протяженности [(83,8±7,99) мм], отклонением головы назад и смещением точки максимума шейного лордоза
ниже С5 (5,03±0,52).

Рис. 4. Распространенность вариантов миоадаптив-
ных реакций у пациентов при спондилогенном МФБС среднешейной локализации легкой степени
Таблица 3
Осевые и объемные параметры туловища у пациентов 2-й клинической группы при КОТ

Пределы нор­мы

Контрольная группа

Среднешейный уровень

Вариант 1

Вариант 2

Статическая ось туловища, град.

0—0,5

0,38±0,05

0,36±0,03

0,36±0,03

Ось позвоночника — шейный отдел, мм

0—3

3,05±0,04

5,99±0,61*

3,92±0,52

Ось позвоночника — грудной отдел, мм

0—3

2,94±0,03

3,31±0,41*

2,66±0,34

Ось позвоночника — поясничный отдел, мм

0—4

3,09±0,04

2,89±0,03

2,89±0,03

Верхняя фронтальная ось*, град/мм

0—1

0.56±0.05

2.22±0.20*

0.76±0.08

 

3,99±0,23

5,95±0,54*

0,45±0,04

Ось плечевого пояса*, град/мм

0—1/5

0.82±0.05

1.95±0.21*

0.75±0.02

 

3,76 ±0,32

5, 88±0,61*

3, 86±0,05

Ось угла лопаток*, град/мм

0—1/5

0,76±0,06

1,22±021

0,81 ±0,07

 

4,23±0,41

4,99±0,51

3,91 ±0,05

Ось таза* град/мм

0—1/5

0.66±0.05

0.72±0.08

0.83±0.08

 

3,29±0,23

3,96±0,43

3,63±0,53

Ось ягодичных складок*, град/мм

0—1/5

0.62±0.05

0.68±0.06

0.62±0.06

 

4,02±0,34

3,99±0,41

3,87±0,54

Ротация в шейном отделе, град.

0—3

0,76±0,06

1,12±0,21

1,01 ±0,32

Ротация в грудном отделе, град.

0—3

0,44±0,05

0,36±0,04

0,36±0,04

Ротация в поясничном отделе, град.

0—3

0,64±0,09

0,58±0,06

0,58±0,06

Ротация таза, град.

0—3

0,92±0,09

0,72±0,07

0,72±0,07

Глубина шейного лордоза, мм

14—18

16,6±1,96

12,1±1,01*

10,3±1,12*

Протяженность шейного лордоза, мм

60—70

65,8±6,41

74,8±7,22*

83,8±7,99*

Точка максимума шейного лордоза (порядковый номер позвонка)

5

5,06±0,40

4,98±0,55

5,03±0,52

Глубина грудного кифоза, мм

35—50

43,6±4,42

43,9±5,24

40,9±4,32

Глубина поясничного лордоза, мм

18—20

19,0±0,96

18,8±2,11

18,9±2,02

Протяженность поясничного лордоза, мм

 

311,4± 29,8

313,4±28,6

308,4±30,5


Рис. 5. Компьютерная оптическая топограмма пациента с поражением среднешейного отдела позвоночника (вариант 1). Обозначения те же, что и на рис. 3
Вследствие продолжающейся дискоординации мышечных усилий и формирования аномально­го положения костных структур диагностирова­лось уменьшение подвижности плечевого пояса. Сформировавшийся блок пораженных ПДС вы­ключал этот отдел позвоночника из движения. Постепенно, компенсаторно, возникала гипермо­бильность выше- и нижележащих ПДС. Создава­лись условия для нефизиологичного функциони­рования мышц шеи и плечевого пояса как в ста­тике, так и в динамике.
Методом КОТ установлены наиболее харак­терные изменения локального двигательного сте­реотипа при дегенеративно-дистрофических из­менениях нижнешейного уровня. Было выделе­но 3 варианта проявлений локальной стадии па­тологического двигательного стереотипа (рис. 6, табл. 4).

Вариант 1 проявлялся преимущественно од­носторонними функциональными изменениями ПДС. Отмечалось (рис. 7) отклонение осей пле­

Рис. 6. Распространенность вариантов миоадаптивных реакций у пациентов при спондилогенном МФБС нижнешейной локализации легкой степени
чевого пояса [(3,28±0,66)°; (24,3±2,21) мм], угла лопаток [(6,91±0,76)°; (22,4±2,12) мм]. Точка мак­симума шейного лордоза фиксировалась ниже C4 (5,31±0,44), отмечалась ротация в заинтересован­ном шейном ПДС [до (2,08±0,15)°], снижалась глубина шейного лордоза [до (11,4±1,16) мм].
Таблица 4
Осевые и объемные параметры туловища у пациентов 3-й клинической группы при КОТ

Пре­де­лы нор­мы

Конт­роль­ная

Нижнешей­ный уровень

группа

Вариант 1

Вариант 2

Вариант 3

Статическая ось туловища, град.

0 — 0,5

0,38±0,05

0,41 ±0,03

0,36±0,03

0,39±0,04

Ось позвоночника — шейный отдел, мм

0 — 3

3,05±0,04

4,21 ±0,38

3,34±0,04

3,21 ±0,23

Ось позвоночника — грудной отдел, мм

0 — 3

2,94±0,03

2,81 ±0,24

2,86±0,03

3,11 ±0,44

Ось позвоночника — поясничный отдел, мм

0 — 4

3,09±0,04

2,92±0,23

2,93±0,04

3,28±0,42

Верхняя фронтальная ось*, град/мм

0 — 1

0.56±0.05 3,99±0,23

1.44±0.22 4,95±0,58

0.89±0.09 4,11±0,58

0.64±0.07 4,11±0,52

Ось плечевого пояса", град/мм

0 — 1/5

0.82±0.05 3,76±0,32

3.28±0.66* 24,3±2,21*

0,94±0.09 5,31±0,65

0.98±0.09 3,56±0,46

Ось угла лопаток*, град/мм

0 — 1/5

0,76±0.06 4,23±0,41

6,91±0.76* 22,4±2,12*

0,99±0.10 4,99±0,54

0.74±0.08 4,01±0,46

Ось таза* град/мм

0 — 1/5

0.66±0.05 3,29±0,23

0.63±0.05 3,64±0,34

0.69±0.07 3,88±0,04

0.88±0.11 3,98±0,43

Ось ягодичных складок*, град/мм

0 — 1/5

0.62±0.05 4,02±0,34

0,56±0.04 2,79±0,21

0,72±0.08 4,08±0,46

0.70±0.08 4,66±0,57

Ротация в шейном отделе, град.

0 — 3

0,76±0,06

2,08±0,15*

1,10±0,16

1,06±0,43

Ротация в грудном отделе, град.

0 — 3

0,44±0,05

0,89±0,09

1,08±0,24

1,11 ±0,54

Ротация в поясничном отделе, град.

0—3

0,64±0,09

0,78±0,07

0,79±0,07

0,84±0,09

Ротация таза, град.

0—3

0,92±0,09

0,86±0,07

0,65±0,07

0,80±0,09

Глубина шейного лордоза, мм

14—18

16,6±1,96

11,4±1,16*

24,6±2,21*

10,4±2,03*

Протяженность шейного лордоза, мм

60—70

65,8±6,41

67,8±6,44

48,6±5,89*

72,8±6,81*

Точка максимума шейного лордоза (порядковый номер позвонка)

5

5,06±0,40

5,03±0,44

6,41 ±0,40*

5,21 ±0,65

Глубина грудного кифоза, мм

35 — 50

43,6±4,42

42,6±4,22,

48,63±4,99

45,5±4,12

Глубина поясничного лордоза, мм

18 — 20

19,0±0,96

19,2±1,89

18,7±1,91

18,6±2,24

Протяженность поясничного лордоза, мм

 

311,4± 29,8

310,4±27,8

306,7±26,8

315,6±24,7


Рис. 7. Компьютерная оптическая топограмма пациента с поражением нижнешейного отдела позвоночника
(вариант 1). Обозначения те же, что и на рис. 3
Наблюдалась тенденция отклонения верхней фронтальной оси [(1,44±0,22)°; (4,95± 0,58) мм].

Вариант 2 патологического двигательного сте­реотипа нижнешейного отдела позвоночника (рис. 8) проявлялся увеличением глубины шей­ного лордоза [(24,6±2,21) мм], снижением его протяженности [(48,6±5,89) мм] и смещением точки максимума шейного лордоза ниже С5
(6,41±0,40).
Для варианта 3 позно-установочных реакций нижнешейного отдела позвоночника (рис. 9) было характерно снижение глубины шейного лордоза [(10,4±2,03) мм], увеличение глубины грудного кифоза [(45,5±4,12) мм] и протяжен­ности шейного лордоза [(72,8±6,81) мм].
Накапливающиеся изменения приводили к формированию регионарной стадии патологичес­кого двигательного стереотипа. Для регионарно­го этапа нарушений двигательного стереотипа характерно появление движений в новых участ­ках опорно-двигательного аппарата. За счет это­го возникают новые пары звеньев биокинематической цепи позвоночника — он делится на 5 звеньев [4, 5, 16]. К этому приводит количе­ственное накопление и активация латентных миофасциальных гипертонусов, качественное изменение их роли. Спонтанная боль, сопровож­дающая активные миофасциальные гипертону-сы, по механизмам обратной связи инициирует защитные мышечно-тонические реакции. К ста­тической составляющей патологического двига­тельного стереотипа подключается динамичес­кая [9]. Сформированный патологический дви­гательный стереотип, количественное



преобла дание активных миофасциальных гипертонусов означают качественные изменения в патогенезе спондилогенного генерализованного МФБС — переход во II стадию [8].

ВЫВОДЫ
1. Для I стадии распространенного МФБС шейной локализации характерно наличие ло­кальных и интрарегионарных миоадаптивных реакций.
2. В верхнешейном регионе наиболее часто встречается два типа миоадаптивных реакций: односторонний — в 58% случаев и двусторон­ний — в 31%.
3. В среднешейном регионе наиболее часто встречается два типа миоадаптивных реакций: односторонний — в 52% случаев и двусторон­ний — в 38%.
4. В нижнешейном регионе наиболее часто встречается три типа миоадаптивных реакций: вариант 1 — в 18% случаев; вариант 2 — в 35%; вариант 3 — в 25%.
5. При переходе заболевания во II стадию в двигательном стереотипе больных появляются изменения, характерные для регионарного и(или) полирегионарного этапа нарушений дви­жения.

 

 

ЛИТЕРАТУРА
1. Анохин, П.К. Очерки по физиологии функцио­нальных систем / П.К.Анохин. — М.: Медици­на, 1975. — 447 с.
2. Васильева, Л.Ф. Функциональные блоки суставов позвоночника и конечностей (мануальная диагно­стика и терапия с основами прикладной кинезио-логии) / Л.Ф.Васильева. — Новокузнецк, 1999. —
160 с.
3. Васильева, Л.Ф. Мануальная диагностика и терапия. Клиническая биомеханика и патобиомеханика / Л.Ф.Васильева. — СПб.: Фолиант, 2001. — 399 с.
4. Веселовский, В.П. Практическая вертеброневроло-гия и мануальная терапия / В.П.Веселовский. — Рига, 1991. — 341 с.
5. Епифанов, В.А. Остеохондроз позвоночника (диа­гностика, лечение, профилактика) / В.А.Епифа­нов, А.В.Епифанов. — М.: МЕДпресс-информ,
2004. — 272 с.
6. Жулев, Н.М. Шейный остеохондроз. Синдром по­звоночной артерии. Вертебрально-базилярная недостаточность / Н.М.Жулев, Д.В.Кандыба, Н.А.Яковлев. — СПб.: «Лань», 2001. — 592 с.
7. Иваничев, Г.А. Мануальная медицина: учеб. посо­бие / Г.А.Иваничев. — М.: МЕДпресс-информ,
2003. — 486 с.
8. Иваничев, Г.А. Начальные стадии спондилогенно-го распространенного миофасциального болево­го синдрома шейной локализации / Г.А.Ивани-чев, В.В.Барташевич, В.Д.Камзеев // Мануаль­ная терапия. — 2005. — № 1. — С. 59—64.
9. Иваничев, Г.А. Миофасциальный генерализованный болевой (фибромиалгический) синдром / Г.А.Ива-ничев, Н.Г.Старосельцева. — Казань; Йошкар-Ола, 2002. — 164 с.
10. Крыжановский, Г.Н. Детерминантные структуры в патологии нервной системы / Г.Н.Крыжанов-
ский. — М., 1980. — 250 с.
11. Лившиц, Л.Я. Опыт изучения распространенности хронических болевых синдромов / Л.Я.Лившиц, Ю.Я.Лабзин, В.В.Усин [и др.] // Сборник тези­сов Российской научно-практической конферен­ции. — Новосибирск, 1997. — С. 34—35.
12. Попелянский, Я.Ю. Вертеброгенные заболевания нервной системы. Вертебральные и цервикальные синдромы шейного остеохондроза / Я.Ю.Попе-лянский. — Казань, 1981. — 320 с.
13. Попелянский, Я.Ю. Болезни периферической нерв­ной системы: руководство для врачей / Я.Ю.По-пелянский. — М.: Медицина, 1989. — 463 с.
14. Сарнадский, В.Н. Метод компьютерной оптической топографии для определения нарушения осанки и деформации позвоночника: пособие для врачей МЗ РФ / В.Н.Сарнадский, Н.Г.Фомичев, С.Я.Виль-бергер. — Новосибирск: НИИТО, 2003. — 37 с.
15. Ситель, А.Б. Мануальная терапия: руководство для врачей / А.Б.Ситель. — М.: Издатцентр, 1998. — 304 с.
16. Хабиров, Ф.А. Мышечная боль / Ф.А.Хабиров, Р.А.Хабиров. — Казань, 1995. — 206 с.
17. Хабиров, Ф.А. Лечение двигательных расстройств — актуальная медико-социальная проблема / Ф.А.Ха-биров // Вертеброневрология. — 2004. — № 3—4. —
С. 7—8.
18. Andersson, H. Chronic pain in geographically defined general population: studies of differences in age, gender, social class and pain localization / H.Andersson, G.Ejlertsson, I.Leden [et al.] // Clin.J.Pain. — 1993. — Vol. 9. — P.174—182.
19. Bassols, A. The prevalence of pain in a general population: a telephone survey in Catalonia (Spain) / A.Bassols, M.Canellas, J.E.Banos // Abstracts of 8th World Congress of Pain. — Seattle: IASP Press, 1996. — P. 68.
20. Maigne, R. Diagnostic et traitement des douleurs communes d'origine rachidienne / R.Maigne. — Paris: Expansion Scientifique Francaise, 1989. — 516 p.

Вертеброневрология — 2005 — № 1-2 — С.28-36

  • Лечение позвоночника, телефон в Москве: +7(495)777-90-03 (многоканальный), +7(495)225-38-03
  • метро Нагатинская, улица Нагатинская, дом 1, корпус 21: +7(495)764-35-12, +7(499)611-62-90,

    метро Академика Янгеля, улица Академика Янгеля, дом 3: +7(495)766-51-76.
Мы Вконтакте Мы на facebook Мы в twitter

В случаях копирования материалов и размещения их на других сайтах, администрация сайта будет поступать согласно с законодательством РФ об авторском праве.

Миоадаптивные реакции при I стадии спондилогенного миофасциального болевого синдрома шейной локализации

Вверх