Москва: +7(495)777-90-03

 

 

Транскраниальная допплерография в процессе биорезонансной терапии при остеохондрозе шейного отдела позвоночника

Л.В.Шарова
Кафедра неврологии педиатрического факультета Пермской государственной медицинской академии
Представлены результаты исследования мозговой гемодинамики у больных остеохондрозом шейного отдела позвоночника при остром болевом синдроме в процессе биорезонансной терапии по данным транскраниальной допплерографии. Обследовано 37 пациентов с остеохондрозом шейного отдела позвоночника (ОШОП) при остром болевом синдроме преимущественно в возрасте 37—45 лет. Эффект проводимого комплекса электрофармацевтического спектра колебаний и биорезонансной терапии (ЭФСК+БРТ) выражался прежде всего в уменьшении болевого синдрома, нарастании средней линейной скорости кровотока по данным транскраниальной допплерографии. ЭФСК+БРТ, обусловливая коррекцию адаптационно-компенсаторных систем в результате тренирующего воздействия, дает возможность стабилизировать положительный и пролонгированный эффект комплексной этапной реабилитации при ОШОП, предупреждает срыв адаптации и тем самым снижает вероятность обострения заболевания.
The aim of the work is the research of cerebral hemodynamics of CO patients with acute pain syndromes (APS) in the process of BRT according to findings of transcranial dopplerography. 37 CO patients with APS aged mainly from 37 to 45 years were examined. The effect of conducted complex of electropharmaceutical spectrum of oscillations and bioresonance therapy (EphSO +BRT) was expressed first of all in decrease of pain syndrome, in increase of average linear speed of blood flow according to findings of transcranial dopplerography. The method EphSO +BRT, causing the correction of adaptation-compensatory systems as a result of its training influence give the possibility to stabilize positive and prolonged effect of stage complex rehabilitation in case of CO, prevents the disruption of adaptation and thus decreases the probability of exacerbation.

Успехи теоретических разработок в обла¬сти нейрореабилитации во многом определяют успехи практического здравоохранения. Поэтому вопросы патогенетической терапии бо¬левых синдромов (БС) требуют развития новых инновационных технологий и дальнейшего со¬вершенствования известных и внедрения их в практику. В полной мере это относится и к про¬блеме восстановления пациентов с острым и хро¬ническим болевым синдромом при остеохонд¬розе шейного отдела позвоночника (ОШОП).
Боли чаще возникают при нарушениях син¬хронности сокращения мышц и повреждениях связок, особенно в местах их прикрепления к ко¬стям, здесь появляются и прогрессируют дистро¬фические процессы, связанные, в частности, со старением [3, 4, 13]. Изменения мозгового кро¬вообращения являются ключевым звеном существующих теорий патогенеза при остеохондрозе шейного отдела позвоночника. Тем не менее со¬стояние церебральной гемоциркуляции в остром периоде этого распространенного заболевания изучено недостаточно [11], публикации относи¬тельно эффективности биорезонансной терапии (БРТ) ОШОП малочисленны [5, 7, 8, 9, 12].
Целью настоящей работы явилось исследова¬ние мозговой гемодинамики у больных ОШОП при остром болевом синдроме (ОБС) в процес¬се биорезонансной терапии по данным транс¬краниальной допплерографии (ТКДГ), осуще¬ствляемой до и после курса лечения.
МАТЕРИАЛ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ
Нами обследовано 37 пациентов с ОШОП при остром болевом синдроме (ОБС) преимуществен¬но в возрасте 37—45 лет, мужчин среди них было
12, женщин — 25. Все испытуемые разделены на 3 группы. В 1-ю группу (15 человек) вошли паци¬енты, в курсе лечения которых применялись био¬резонансная терапия с электрофармацевтическим спектром колебаний (ЭФСК), лечебная физическая культура (ЛФК), массаж. 2-ю группу (12 че¬ловек) составили пациенты, не получавшие БРТ с ЭФСК, их лечение включало ЛФК, массаж. В 3-ю группу (10 человек), контрольную, включе¬ны пациенты, принимавшие лечение плацебо в виде гомеопатической крупки.
Продолжительность заболевания к моменту обследования больных варьировала от несколь¬ких недель до 15 лет. Частота обострений имела довольно широкие пределы и составила от од¬ного обострения в год до 3 и более раз.
ТКДГ проводилась на аппарате VASOFLO-4 с использованием датчика 2 МГц в режиме пуль¬сирующих колебаний, в положении больного лежа на спине, до и после БРТ.
Исследовались брахиоцефальные и интракраниальные артерии. Изучался кровоток в общих сонных, внутренних сонных артериях, в сред¬них мозговых, передних мозговых артериях, ско¬ростные и спектральные характеристики потока. Определялась линейная скорость кровотока (ЛСК) с расчетом средней скорости, которая способствует более точной оценке ЛСК в прок¬симальных, а также дистальных отделах арте¬рий. Определялась реакция церебральной гемо¬динамики на гипер- и гипокапнию, в виде ва¬рианта — дыхание в замкнутое пространство в течение 1—2 мин [10].
Методом ТКДГ исследовалась средняя линей¬ная скорость кровотока (СЛСК) в средних моз¬говых артериях (СМА) и основной артерии (БА). Реактивность церебральной гемодинамики оп¬ределялась по пульсационному индексу (PI), коэффициенту реактивности на гиперкапническую (Кр+) и гипокапническую нагрузки (Кр-), индексу вазомоторной реактивности (ИВМР), рассчитываемых по СЛСК СМА. Степень недо-статочности СЛСК в вертебробазилярном бас¬сейне оценивали на основании позиционных нагрузок на шейный отдел позвоночника.
Биорезонансная терапия проводилась аппара¬том «БРТ ИМЕДИС-ФОЛЛЬ» посредством элек¬тромагнитных колебаний в диапазоне частот от 10 до 500 000 Гц, свойственных самому пациен¬ту, которые снимались с поверхности его кожи, специальным образом обрабатывались и снова возвращались в организм [1,7].
В процессе БРТ пациент и аппарат образуют замкнутый контур адаптивного регулирования, позволяющий организму использовать свои соб¬ственные возможности для возвращения в состо¬яние физиологического гомеостаза. При этом про¬изводилась запись выделенных ЭФСК на носи¬тель информации — гомеопатическую крупку с включением в комплексную терапию путем фи¬зического воздействия на корпоральные биоло¬гически активные точки (БАТ) [Т14 (да-чжу), Т13 (тао-дао), Р2 (юнь-мэнь), Р3 (тянь-фу), Р14 (би-нао)] собственными волновыми колебаниями пациента, записанными с точек БАТ пациента в течение 30 с в противоположной фазе и допол¬ненными волновыми лечебными частотами [8]. Запись каждой частоты — 15 с на каждую точку, экспозиция — 3 дня на активную точку, 1 день на симметричные точки; курс — 7 сеансов.

РЕЗУЛЬТАТЫ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

Пациенты исследованных групп предъявляли разнообразные жалобы, наиболее типичными являлись жалобы на головные боли (28 человек), как правило — в шейно-затылочной области с иррадиацией ко лбу, виску, чаще односторонние. Характер боли пульсирующий, ноющий. 4 пациента отмечали головокружения, связанные с движениями в ШОП. Отмечались также бледность кожных покровов, изменения частоты и качества пульса, дыхания с выраженной общей слабостью. У 7 пациентов, страдающих дорсалгией, отмечены миофасциальные болевые синдромы (МФБС) с характерной регионарной болью, достаточно удаленной от спазмированной мышцы. Боль постоянная, ноющая, распирающего характера. У 5 пациентов выявлены вегетативные расстройства с характерной неустойчивостью артериального давления, склонностью к снижению или повышению. Из сопутствующих симптомов обращали на себя внимание эмоциональные расстройства: ощущение страха, тревоги, тоски, раздражительность, нарушения сна.
Материалы исследования подвергнуты математической обработке с помощью пакетов ста¬тистических программ Excel 5.0, Statistica for Windows 5.0 и «Биостатистика».
Величину уровня значимости различий (р) между значениями рассматриваемых показателей до и после лечения в каждой группе пациентов вычисляли с использованием непараметричес¬ких критериев Вилкоксона (Wilcoxon Matched Pairs Test) и знакового (Sign-test). Для сравне¬ния количественных признаков (допплерогра-фии) в разных группах применялись критерии Вальда—Вольфовитца (Wald—Wolfowitz Runs Test), Манна—Уитни (Mann—Whitney U Test) и Колмогорова—Смирнова (Kolmogorov—Smirnov Test). Статистически достоверными считались различия при уровне значимости этих критери¬ев, меньшем 0,05.
У всех 37 обследованных больных выявлено уменьшение средней линейной скорости кровото¬ка в интракраниальных артериях каротидного бас¬сейна по сравнению с контрольной группой. Так, СЛСК в СМА у больных ОШОП составила (60,54±3,82) см/с, а у лиц контрольной группы — (57,87±4,22) см/с (р>0,05).
СЛСК(теап) в СМА у пациентов 1-й груп¬пы, составлявшая до лечения 63,93±8,30, после комплекса проводимой нами терапии увеличи¬лась до 68,90±11,89 (р>0,05). По сравнению с кон¬трольной группой наблюдаемое нарастание ре¬зультатов не было статистически значимым.
Уровень сопротивления кровотоку в пиально-капиллярном русле, оцениваемый по пульсационнному индексу Gosling (PI), до лечения составлял 0,78±0,03, после БРТ уменьшался до 0,76±0,03. Достоверных различий между этими показателями не наблюдалось.
Коэффициент реактивности на гиперкапническую нагрузку до лечения составлял 1,33+0,03, после проведенного комплекса ЭФСК+БРТ воз¬растал до 1,44+0,03 (р>0,05). По сравнению с контрольной группой наблюдаемое увеличение Кр+ у больных 1-й группы статистически зна¬чимо [W—W 1—3, /»=0,039].
Коэффициент реактивности на гипокапническую нагрузку возрастал после лечения с 0,29+0,04 до 0,37+0,02 (р>0,05). По сравнению с контрольной группой Кр- увеличивался статис¬тически значимо.
Индекс вазомоторной реактивности (ИВМР) в бассейне СМА до БРТ равнялся 0,61+0,05, пос¬ле лечения увеличивался до 0,75+0,04 (/>>0,05). По сравнению с контрольной группой этот показа¬тель увеличился статистически значимо (табл. 1).
Реактивность СЛСК после ЭФСК+БРТ как на гиперкапническую, так и на гипокапничес-кую нагрузку возрастала, свидетельствуя о вклю¬чении компенсаторных механизмов церебраль¬ной гемодинамики. Это подтверждается также и увеличением ИВМР. СЛСК базилярной артерии до биорезонансной терапии у всех обследован¬ных нами больных ОШОП составила 34,49±3,27, возрастая статистически значимо после лечения до 43,76±3,96 [S—T(p=0,000874); W—M 0=0,001475); W—M 0=0,001475] (табл. 2).
Выявленный при позиционных пробах у боль¬ных ОШОП поворотом и наклоном головы впра¬во дефицит СЛСК в БА статистически значимо снизился после лечения с (11,92±2,27)% до (4,00±1,40)% [S—T(p=0,004427); W—M 0=0,005065)].
Таблица 1
Динамика ИВМР в бассейне СМА у пациентов с ОШОП в процессе ЭФСК+БРТ
Индекс 1-я группа (п=15) М±т 2-я группа (п=12) М±т Контроль¬ная группа М±т
ИВМР, 0,61±0,05 W-W 1-3, р=0,039 M-W 1-3, р=0,034 0,63+0,06 M-W 2-3, р=0,034 0,90±0,01
ИВМР2 0,75±0,04 W-W 1-3, р=0,039 M-W 1-3, р=0,034 0,76±0,06 M-W 2-3, р=0,05 0,95±0,02
Таблица 2
Динамика СЛСК в бассейне базилярной артерии в процессе позиционных проб и ЭФСК+БРТ (М±ш)
Variable n A.basilaris Сгибание вправо Сгибание влево
До лечения После лечения 15 15 34,49±3,27 43,76±3,96 11,92±2,27 4,00±1,40 12,33±1,82 5,09±1,33
Sing-Test, p-level 0,000874 0,004427 0,002569
Wilcoxon Matched Paris Test, p-level 0,001475 0,005065 0,003348
Условные обозначения (к табл. 1 и 2): 1-я группа: ОБС+БРТ; 2-я группа: ОБС без БРТ; 3-я группа: контроль;
ИВМР1 — индекс вазомоторной реактивности до лечения;
ИВМР2 — индекс вазомоторной реактивности после лечения и т.д.
При наклоне головы влево наблюдаемый до лечения дефицит СЛСК также достоверно умень¬шился после воздействия ЭФСК+БРТ с (12,33+1,82)% до (5,09+1,33)% [S—Т 0=0,002569); W—M (/>=0,002569)].
СЛСК в базилярной артерии в 1-й группе больных до ЭФСК+ БРТ составляла 40,33+10,54, возрастая после воздействия на нее до 45,87±9,40 0>0,05). По сравнению с контрольной группой СЛСК в БА увеличилась, но статистически не¬значимо.
При позиционных пробах у больных ОШОП с ОБС при повороте и наклоне головы вправо имевший место до лечения дефицит СЛСК в БА после курса БРТ уменьшился с (10,67±5,46)% до (5,33±3,53)% 0>0,05), при наклоне головы влево с (9,33±1,76)% до (3,67+2,33)% (р>0,05), как и в группе контроля.
После проведенного комплекса ЭФСК+БРТ уменьшение наблюдаемой недостаточности СЛСК в процессе позиционных проб свидетель¬ствует в определенной степени о нарастании компенсаторных возможностей церебральной гемодинамики.
Во 2-й группе больных СЛСК в СМА соста¬вила до лечения 73,03+7,69, после курса прово¬димой нами реабилитации увеличилась до 79,17±6,35 (р>0,05).
Эффект БРТ, судя по увеличению СЛСК при ОБС, оказался достоверным и не вызывает со¬мнений.
PI до применения плацебо составлял 0,79±0,02, после процедуры уменьшался до 0,77±0,06 (р>0,05). В сравнении с контрольной группой (0,72+0,03) наблюдаемые различия так¬же оказались статистически незначимыми.
Кр+ до применения плацебо по ЭФСК+БРТ составлял 1,32±0,06, нарастая после проведенного курса до 1,45±0,06 (р>0,05). По сравнению с конт¬рольной группой Кр+ у больных 2-й группы нара¬стал статистически значимо [M—W (2—3); р<0,05)].
Кр- до лечебных процедур составлял 0,30±0,01, после курса плацебо увеличился до 0,38±0,02 (р<0,05).По сравнению с контрольной группой увеличение Кр- статистически значимо [M—W (2—3), р<0,05].
ИВМР до курса плацебо составлял 0,63±0,06, после реабилитационного воздействия нарастал до 0,76±0,06 [M—W (2—3), р<0,05].
Изменения церебральной гемодинамики, выявляемые в процессе ТКДГ преимуществен¬но в вертебробазилярном бассейне, характери¬зуются в основном уменьшением СЛСК и вазо¬моторной реактивности. Адекватное кровенапол¬нение мозга в процессе ЭФСК + БРТ осуществ¬лялось за счет включения адаптационно-компен¬саторных механизмов, что подтверждается уве¬личением СЛСК, вазомоторного резерва за счет улучшения упруго-эластических свойств основ¬ной и среднемозговых артерий. Отмеченные по¬ложительные сдвиги приводили к адекватному артериальному кровенаполнению мозга (р<0,05).
На фоне ЭФСК+БРТ выявилась тенденция к улучшению церебральной гемодинамики, проявляющемуся нарастанием СЛСК, умень¬шением сосудистого сопротивления в пиально-капиллярном русле, улучшением мозговой перфузии.
Кр+ и Кр- демонстрировали тенденцию к по¬вышению реактивности СМА после ЭФСК+БРТ, свидетельствуя о включении компенсаторных механизмов. При этом улучшилась реакция цереб¬ральной гемодинамики на гиперкапнию в виде увеличения СЛСК, уменьшения сопротивления периферического пиально-капиллярного русла.
Определенные проявления дизрегуляции це¬ребральной гемодинамики сохранялись преиму¬щественно в вертебробазилярном бассейне в виде недостаточности СЛСК, а также реактивности сосудистого бассейна СМА.
ЭФСК + БРТ вызывает целенаправленный биологический эффект, необходимый организму для адекватного реагирования сосудистой систе¬мы, в частности в пиально-капиллярном русле.
Полученные нами данные относительно изме¬нений церебральной гемодинамики при ОШОП совпадают с результатами исследований В.В.Волченко, В.Э.Смяловского [1]. Информативность ТКДГ, особенно для оценки исходного состояния и возможностей коллатерального кровотока в вертебробазилярной системе, несомненна.
В качестве маркера для оценки результатов восстановительного комплекса по ТКДГ мы ис¬пользовали данные А.И. Небожина [6]. Характер изменений церебральной гемодинамики по дан¬ным ТКДГ после ЭФСК + БРТ представлен нами впервые [5, 7, 8, 9, 12].

 

 

ЛИТЕРАТУРА
1. Волченко В.В., Смяловский В.Э. Изменение показа¬телей кровотока в вертебробазилярном бассейне у больных с вертеброгенным синдромом позво¬ночной артерии // Материалы науч.-практ. конф. обл. клин. больницы. — Омск, 1995. — С. 109—110.
2. Готовский Ю.В., Демский В.П., Ершов Н.А. Синхрони¬зирующий эффект биорезонансной терапии (экспе¬риментальное подтверждение) // Теоретические и клинические аспекты применения биорезонансной и мультирезонансной терапии: Материалы VII Между-нар. конф. — М.: ИМВДИС, 2001. — Ч. II. — С. 196—200.
3. Жарков П.Л. Остеохондроз и другие дистрофичес¬кие изменения позвоночника у взрослых и де¬тей. — М.: Медицина, 1994. — С. 50—60.
4. Иваничев Г.А. Нейрофизиологические механизмы вертебровисцеральной боли // Мануальная меди¬цина. — 1994. — № 5. — С. 26—30.
5. Кравцов Ю.И., Усачева Л.В. Биорезонансная тера¬пия остеохондроза шейного отдела позвоночни¬ка // Материалы науч.-практ. конф. мануальной терапии, рефлексотерапии и неврологии. — Но¬вокузнецк, 2002. — С. 271—279.
6. Небожин А.И. Состояние кровотока в позвоноч¬ной и основной артериях до и после мануальной терапии суставов краниовертебрального перехо¬да // Материалы науч.-практ. конф. мануальной терапии, рефлексотерапии и неврологии. — Но¬вокузнецк, 2002. — С. 178—186.
7. Усачева Л.В. Способ лечения и профилактики ре¬цидива шейного остеохондроза позвоночника // Теоретические и клинические аспекты примене¬ния биорезонансной и мультирезонансной тера¬пии: Материалы VII Междунар. конф. — М.: ИМЕДИС, 2001. — Ч. I. — С. 298—303.
8. Усачева Л.В. Способ лечения и профилактики ос¬теохондроза шейного отдела позвоночника: Пат. 2204374 РФ. — 2003 г.

Вертеброневрология — 2004 — № 1-2 — С.15-18

 

  • Лечение позвоночника, телефон в Москве: +7(495)777-90-03 (многоканальный), +7(495)225-38-03
  • метро Нагатинская, улица Нагатинская, дом 1, корпус 21: +7(495)764-35-12, +7(499)611-62-90,

    метро Академика Янгеля, улица Академика Янгеля, дом 3: +7(495)766-51-76.
Мы Вконтакте Мы на facebook Мы в twitter

В случаях копирования материалов и размещения их на других сайтах, администрация сайта будет поступать согласно с законодательством РФ об авторском праве.

Транскраниальная допплерография в процессе биорезонансной терапии при остеохондрозе шейного отдела позвоночника

Вверх