Москва: +7(495)777-90-03

 

 

Соматометрическая характеристика студентов-медиков юга россии с дегенеративно-дистрофическими поражениями позвоночника

Е.В. Харламов
(ИЗВЕСТИЯ ВУЗОВ. СЕВЕРО-КАВКАЗСКИЙ РЕГИОН  ЕСТЕСТВЕННЫЕ НАУКИ. ПРИЛОЖЕНИЕ. 2004. № 5)


It is carried out rentgenologic investigations and somatotiping (SMT) of the medical students and revealed correlation between octeochondrosis and forms of SMT.

С каждым годом количество больных с манифестирующими синдромами остеохондроза  в  нашей  стране  растет.  В  странах  СНГ  ежегодно  более 100 тыс.  человек  в  связи  с  остеохондрозом переходит на инвалидность [1, 2]. В странах  Европы  и США  также  колоссальное  количество  людей  страдает  от дегенеративно-дистрофических  заболеваний позвоночника, до 90 % которых составляет остеохондроз. В Швеции, например, с населением 8,4 млн человек, ежегодно переходят на инвалидность в связи с остеохондрозом более 13 тыс. В США на лечение и выплату по больничным счетам в связи с болевым синдромом  в  пояснице  затрачивается  около 14 млрд  дол.  в  год,  а  остеохондроз всех отделов позвоночника обходится более чем в 30 млрд дол. [3].
Количество больных  с  теми или иными проявлениями остеохондроза лавинообразно  увеличивается:  если 25  лет  назад  говорили  о  том,  что  каждый пятый человек старше 40 лет знаком с синдромами остеохондроза, 15 лет назад  отмечалось,  что  остеохондрозом  страдает  каждый  второй  40-летний [5], то в последние пять лет в отечественной и зарубежной литературе  можно  найти  утверждения,  что  после 40  лет  абсолютно  все  на  своем примере  знакомятся  с  синдромами манифестирующего  остеохондроза [1, 5-9].
Отметая  все  привычные  представления  и  инволютивные  теории,  остеохондроз позвоночника поражает и детей в возрасте до 10 лет [7, 10]. При сегодняшней распространенности остеохондроза приходится говорить о пандемии.
Целью  данного  исследования  явилось  изучение  морфофункционального состояния позвоночника  студентов-медиков Ростовского медицинского  университета,  различных  соматотипов  для  выявления  значения  конституционального фактора в развитии остеохондроза [11, 12].
 
Материал и методы
Для решения поставленной задачи путем свободной выборки обследовано 176 практически здоровых студента 1-6 курсов, из них 78 мужчин и 98 женщин в возрасте от 17 до 22 лет. Всем  обследованным  проводилась  рентгенография  позвоночника  в 2-х проекциях: прямой задней и боковой, и определялся соматотип (СМТ) по методике Р.Н. Дорохова [10], производимого путем оценки телесных показателей,  состоявших  из  трех  независимых  уровней  варьирования:  габаритного (ГУВ), компонентного (КУВ) и пропорционного (ПУВ).
При  анализе полученного  в  ходе  антропометрического исследования материала были выделены 5 основных СМТ - наносомный (НаС), микросомный (МиС), мезосомный (МеС), макросомный (МаС)  и мегалосомный (МеГС),  а также  два  переходных -  микромезосомный (МиМеС)  и  макромезосомный (МаМеС).
Оценка  компонентного уровня  варьирования (КУВ),  т.е.  выраженность и соотношение  основных  тканей  жировой (ЖМ),  мышечной (ММ)  и  костной (КМ),  определяющих  состав  тела,  является  существенной  частью  конституциональной  диагностики,  так  как  функциональные  возможности  организма имеют с ними высокую коррелятивную связь [10, 13].
Анализ выраженности основных масс тела (КУВ) проводили, анализируя ЖМ, ММ и КМ, выделяя семь типов (от 1 до 7 баллов): от 1 - с очень низким показателем содержания массы тела, до 7 (с очень высоким показателем содержания массы тела). Изучая пропорции тела (ПУВ), мы относили обследованных к одному из 7 типов в зависимости от длины нижних конечностей.
На ренгенограммах, выполненных в прямой и боковой проекциях, анализировалась  форма,  размеры  и  положение  позвонков,  дисков,  позвоночного канала, а также межпозвонковых отверстий и суставов. Выявление несоответствия  норме  основывалось  на  данных  рентгенограмметрии  по методике,  изложенной в [14].

Результаты исследований
Анализ рентгенограмм показал, что у 160 студентов (90,5 %) имелись признаки остеохондроза позвоночника. При распределении по полу установлено, что остеохондроз у мужчин составил 94,9 % (74 человека), у женщин 87,8 (86 человек). Разница по полу составила 7,1 %. Нормальные рентгенограммы обнаружены у четырех мужчин (5,1 %) и у 12 женщин (12,2 %), т.е. нормальные рентгенограммы у женщин превалировали над мужскими в 2 раза. У 113 (70,6 %) обследованных, согласно классификации Г. Шморля (1932) [14], имела место 1-начальная фаза дистрофического поражения позвоночного двигательного сегмента - хондроз или дискоз, характеризующаяся изменениями только в межпозвонковом диске. Наблюдалось снижение высоты межпозвонкового диска, обызвествление  в переднем участке фиброзного  кольца или в пульпозном ядре. У 37 человек (37,2 %) было нарушение формы пораженного  отдела  позвоночника (нарушение  статической  функции),  из  них  у 10 -  выпрямление физиологического  лордоза  с  образованием  кифоза  у  трех студентов, 5 - сочетание локального лордоза и кифоза вместо равномерного лордоза, 7 - формирование сколиоза в поясничном отделе. II фаза дистрофического поражения позвоночного сегмента - остеохондроз, характеризующаяся изменениями и в диске, и в телах позвонков, выявлена у 47 (29,4 %) обследованных, из них у 23 (48,9 %) с нарушением статической функции. В  этой  группе  больных  второй  стадии -  собственно  остеохондроза -  все вышеперечисленные  симптомы  были  более  выражены.  У 10  обследованных преимущественно  изменения  наблюдались  в  грудном  отделе  позвоночника,  у остальных изменения были во всех отделах позвоночника. Сочетание  остеохондроза  со  сколиозом  наблюдалось  у 43  человек (24,4 %), из них у 17 юношей (21,8 %) и у 26 девушек (26,6 %). Разница в частоте сколиоза по полу составила 4,8 %.
Результаты проведенной рентгенограмметрии приводятся в табл. 1-2. Трансторакальный  размер (внутренний  размер  грудной  клетки  в  прямой проекции,  линия Т)  у юношей  составлял 31,6 ± 0,3  см, Т-линия проходила на уровне 10  грудного  позвонка  у 69,2 %,  далее  по  убывающему  проценту шло прохождение линии между 9 и 10 позвонком - 11,55 %; через 9 - 11,5 %; между 10 и 11 - 3,9 %;через 11 - 3,9 %. Относительно ребер линия Т проходила: на 62,9 % через 6 ребро, на 29 % через 5 ребро, 9 % - 7 ребро.
Таблица 1
Средние показатели ширины тела позвонка ?Ш, мм, спинномозгового канала линии АВ, мм, и ширины поперечного отростка слева и справа OL, Q, см у мужчин и женщин с остеохондрозом позвоночника
 

Средние показатели длины тела позвонка ?L, высоты диска ?h и тела позвонка ?H, мм, в боковой проекции у мужчин и женщин с остеохондрозом
Таблица 2

 

Поперечный размер (t) в среднем составил 15,2 ± 0,2 см; уровень прохождения линии t через 7 позвонок проходил у 24 % студентов, между 7 и 8 позвонком - у 20,через 8 - у 36, между 6 и 9 грудными позвонками - у 20 % обследованных юношей.
Трансторакальный размер (Т) у больных студенток составил 7,7 ± 0,3 см; линия Т проходила в 40 % случаев через 5 ребро, а в 60 - через 6 ребро, из них между 6 и 7 ребром - у 4 обследованных. У  здоровых  студенток  трансторакальный  размер (Т)  составил 27,2 ± 0,5  см;  линия  Т  проходила  на  уровне 9 грудного позвонка; между 9 и 10 - на уровне 10; между 10 и 11 на уровне П с одинаковой частотой по 20 % случаев. Относительно ребер линия Т проходила в половине случаев через 5, а в половине - через 6 ребро.
Поперечный размер (t) у больных составил 13,7 ± 0,2 см; уровень прохождения линии  t через 7 позвонок был у 15,4 %; между 7 и 8 позвонками - у 11,5 %;через 8 позвонок - у 46,2 %; между 8 и 9 позвонками - 23,1 %, и через 9 позвонок - у 3,8 % студенток.
У здоровых студенток поперечный размер составил 13,7 ± 0,2 см; уровень прохождения линии t между - у 16,7 % обследованных. Глубинный  размер  грудной  клетки  у  больных  студенток  составил  12,0 ± 0,3 см; у здоровых 11,2 ± 0,2 см. Различие достоверно (р < 0,05).

Результат анализа соматограмм студентов представлены в табл. 3-5.
Таблица 3
Соотношения между ГУВ и заболеваемостью остеохондрозом
 

По данным табл. 3 мы видим, что среди обследованных студентов с остеохондрозом преобладали по ГУВ МеС 7,41 % мужчин, 16,41 % женщин и МаС у 9,26 %  мужчин.  Всего  среди  мужчин  нарушения  наблюдались  в 31,48 % случаев,  а  у женщин -  в 17,93. Анализ  результатов  соматотипирования  студенток  с  остеохондрозом  показал,  что  по  ГУВ  обследованные  равномерно распределились по закону нормального распределения с минимумом заболеваемости  у МиС (1,85 %) и МеГС (1,85 %),  так и по переходным СМТ Ми-МеС (3,7 %).
Таблица 4
Соотношения между КУВ и заболеваемостью остеохондрозом
 

Таблица 5
Соотношения между ПУВ и заболеваемостью остеохондрозом
 

Изучение компонентного уровня варьирования по жировой массе показало (табл. 4),  что  заболеваемость  остеохондрозом  максимальна  у  мужчин  с НаС и составляет 12,86 %, а у женщин максимальная заболеваемость у МеС 14,79 %.  Причем  среди  мужчин  по  всем  СМТ  с  остеохондрозом  выявлено 20,7 %, а у женщин - 20,12.
Оценка мышечной массы показала (табл. 4), что максимум заболеваемости приходился у мужчин на МаМеС 11,83 % (всего - 20,43 % всех обследованных), а у женщин - максимум у МиС - 10,7 % (всего 26,03 %).
Оценка костной массы выявила у мужчин (табл. 4): МиС - 10,3, МиМеС - 5,03, по всем СМТ - 15,33 %. У женщин: МиС 9,32, МеС - 12,42, МеС 16,15, по всем СМТ - 16,15. Определение пропорционного уровня варьирования (табл. 5) показало наличие  у  мужчин:  МиМеС - 1,69 %,  МаМеС - 16,22,  МаС - 19,93,  по  всем СМТ - 25,0. У женщин: МеС - 7,38, по всем СМТ - 18,77 %.
По  КУВ -  жировая  масса:  слабое  развитие  жировой  клетчатки  было  у 61,6 % обследованных. Из них нанокурпуленция - у 18,6 %, микрокорпуленция -  у 43;  среднее  развитие жировой  ткани -  у 23,3; повышенное  развитие жира  или  макрокорпуленция -  у 15,1 %. При  сравнении  этих  показателей  с аналогичными у юношей следует отметить, что у девушек в среднем развитие жировой  клетчатки  было  более  выраженным:  так  нанокурпуленция (резкое истощение) наблюдалось  у  девушек нa 38,25 %  реже, мезокорпуленция - на 11,2 % и макрокорпуленция - на 12,4 % чаще.
Оценка мышечной массы показала,  что наномышечный  тип  был  обнаружен у 24,4 %, микромышечный  тип - у 68,6, мезомышечный  тип у 3,5, микромышечный -  у 3,5.  При  сравнении  этих  показателей  с  аналогичными  у юношей, следует отметить, что у юношей мышечная масса более выражена: так наномышечный  тип на 14,9, микромышечный - на 2,4 % у девушек был чаще,  в  то  время  как мезомышечный  тип на 11,4 и макромышечный  тип на 5,9 % был реже, чем у юношей.
Оценка  костной массы у девушек выявила микроостный  тип у 55,8, макроостный  тип -  у 39,5,  мезоостный -  у 4,7 %  обследованных.  При  сравнении  с юношами  у  девушек микроостный  тип  встречался  на 7,2 %  чаще,  различия  по остальным  типам  колебались  в  пределах 3-5 %,  т.е.  по  выраженности  костной массы юноши и девушки слабо отличались друг от друга.
Определение  пропорционного  уровня  варьирования  у  девушек  показало наличие  микромембрального  типа  у 11,6,  мозомембрального  типа -  у 38,4, макромембрального типа - у 50 % студенток. По сравнению с юношами у девушек микромембральный  тип  был  больше  на 8,9 %, мезомембральный -  на 8,7,  а макромембральный  был меньше  на 17,6,  т.е.  у юношей  длина  нижней конечности в среднем была выше, чем у девушек.
Поиски  взаимоотношений между  данными  рентгенограмметрии  и  соматотипами выявили достоверную взаимосвязь (р < 0,05) между ГУB и шириной и длиной тела позвонка, шириной спинномозгового канала и поперечного отростка, трансторакальным размером, поперечным и глубинным размером грудной клетки. Эта взаимосвязь прямая и объясняется она влиянием ростовой компоненты ГУВ на вышеперечисленные величины.
Следует  отметить,  что  среди  больных  остеохондрозом  юношей  по  ГУВ преобладали МеС и МаМеС; среди девушек - соматотипы по ГУВ распределялись  равномерно,  с  небольшим (2-4 %)  преобладанием  МаМеС  и  МаС.
Изучение компонентного уровня варьирования показало слабое развитие жировой,  мышечной  и  костной  ткани  у  подавляющего  большинства  больных студентов обоего пола.
Касаясь возможных причин достаточно высокого распространения остеохондроза среди студентов-медиков, следует отметить гипокинезию, общебиологическое  и  социальное  значение  которой  показано  рядом  исследователей [1-3, 8, 10, 15].
Сравнивая полученные нами результаты с исследованиями отечественных авторов  в  Центральном  и  Северном  регионах  России,  показавшими,  что  в возрасте старше 40 лет каждый пятый [2, 13] и каждый второй [7, 15] страдает остеохондрозом, следует отметить, что по нашим данным по Югу России каждый третий из десяти страдает остеохондрозом, причем в более молодой (17-22 года) возрастной группе.
Выводы
1. При рентгенологическом обследовании 176 практически здоровых студентов-медиков  заболеваемость  остеохондрозом  позвоночника  составила 90,9 %, при этом у мужчин 94,9 %, у женщин - 87,8.
2. Соматотипирование по Р.Н. Дорохову (1985) студентов остеохондрозом показало, что среди юношей по ГУВ заболеваемость преобладала у мезосомного, макромезосомного и макросомного соматотипов, а среди девушек только макросомного соматотипа.
3. Изучение  компонентного  уровня  варьирования показало  слабое  развитие  жировой,  мышечной  и  костной  тканей  у  подавляющего  большинства больных остеохондрозом студентов обоего пола.
4. Между ГУВ и величинами, характеризующими размеры позвоночника, его отростков и грудной клетки, установлена прямая взаимосвязь.
5.  Соматотипирование  и  рентгенограмметрия  в  доклинической  стадии представляют собой один из эффективных методов прогнозирования дегенеративно-дистрофических поражений позвоночника.

 

 

Литература
1.  Корж Н.А., Колесниченко В.А. // Вестн. травматол. и ортопед. им. Н.Н. Пирогова. № 2. 1999. С. 15-19.
2.  Кохань Е. и др. // Воен. мед. журн. 2001. № 3. Т. 322. С. 71-74.
3.  Дралюк М.Г. и др. // Актуальные вопросы интегративной антропологии: Сб. тр. республ. конф. Красноярск, 2001. Т. 1. С. 98.
4.  Зациорский В.М., Сазонов В.П. // Теория и практика физкультуры. 1985. № 7.
С. 33-41.
5.  Беляева А.В., Пономарева А.Г. // Материалы Всерос. конф. с междунар. участием. М., 2002. С. 33-34.
6.  Егорова Н.С. // ЛФК и массаж. № 2(2). 2002. С. 10-13.
7.  Ефимов А.П. и др.  // Материалы первого российского научного форума "Технологии восстановительной медицины XXI века". М., 2001. С. 74-76.
8.  Мандриков  В.Б.  Методология  профилирования  физического  воспитания  студентов медицинских вузов: Дис. … д-ра пед. наук. Краснодар, 2002. 
9.  Чеглаков В.Ю. и др. // Анналы  травматологии и ортопедии. 2001. № 1. С. 66-67.
10.  Дорохов Р.Н. Соматические типы и варианты развития детей и подростков. Автореф. дис. … д-ра мед. наук. М., 1985.
11.  Харламов Е.В. Медико-генетическое  консультирование  в  рамках  прогнозирования  заболеваний  опорно-двигательного  аппарата:  Метод.  рекомендации. Ростов н/Д, 2003.
12.  Харламов Е.В., Сафонова Л.Ф. // Материалы IV Всерос.  съезда  специалистов ЛФК и спорт. мед. М., 2002. С. 184.
13.  Николаев В.Г. и  др. // Актуальные  вопросы интегративной  антропологии: Сб. тр. республ. конф. Красноярск, 2001. Т. 1. С. 135.
14.  Бабаев М.В.  и  др.  Рентгенограмметрический  анализ  позвоночника  в  норме  и патологии: Метод. пособие. Ростов н/Д, 2003.
15.  Епифанов В.А.  и  др. Остеохондроз  позвоночника (диагностика,  лечение,  профилактика). М., 2000.

Ростовский государственный медицинский университет  5 мая 2004 г.

  • Лечение позвоночника, телефон в Москве: +7(495)777-90-03 (многоканальный), +7(495)225-38-03
  • метро Нагатинская, улица Нагатинская, дом 1, корпус 21: +7(495)764-35-12, +7(499)611-62-90,

    метро Академика Янгеля, улица Академика Янгеля, дом 3: +7(495)766-51-76.
Мы Вконтакте Мы на facebook Мы в twitter

В случаях копирования материалов и размещения их на других сайтах, администрация сайта будет поступать согласно с законодательством РФ об авторском праве.

Соматометрическая характеристика студентов-медиков юга россии с дегенеративно-дистрофическими поражениями позвоночника

Вверх