КОРРЕЛЯЦИЯ ПАРАМЕТРОВ САГИТТАЛЬНОГО позвоночно-ТАЗОВОГО БАЛАНСА и ДЕГЕНЕРАТИВНЫХ ИЗМЕНЕНИЙ НИЖНЕПОЯСНИЧНЫХ позвоночных СЕГМЕНТОВ

А.И. Продан1, А.Н. Хвисюк2
Институт патологии позвоночника и суставов им. М.И. Ситенко, Харьков Харьковская медицинская академия последипломного образования

Цель исследования. Анализ корреляции между параметрами позвоночно-тазового баланса и дегенеративными изменениями нижнепоясничных позвоночных сегментов.
Материал и методы. Проанализированы протоколы клинического и рентгенологического обследований 100 пациентов (68 мужчин, 32 женщины; средний возраст - 38,7 ± 9,7 лет) с хронической люмбалгией и люмбоишиалгией. По боковым рентгенограммам измеряли наклон таза (PI), наклон крестца (SS), отклонение таза от вертикали (PT) и глобальный поясничный лордоз (GLL). По специально разработанной шкале оценивалась выраженность дегенеративных изменений трех нижнепоясничных позвоночно-двигательных сегментов: диска, дугоотростчатых суставов, переднего и заднего опорных комплексов. Проведена статистическая обра-ботка полученных данных.

Результаты. Определено, что дегенерация диска и дегенеративные изменения переднего опорного комплекса негативно коррелируют с PI, SS и GLL, а дегенератив-ные изменения дугоотростчатых суставов и заднего опорного комплекса позитивно коррелируют с этими параметрами. Возраст пациента не влияет на дегенерацию диска и дегенеративные изменения переднего опорного комплекса, но дегенеративные изменения дугоотростчатых суставов и заднего опорного комплекса существенно увеличиваются с возрастом (r = 0,564 и r = 0,467 соответственно).

Заключение. При малых величинах PI, SS и GLL преобладают дегенеративные изменения дисков, при больших величинах - дегенеративные изменения дугоотростчатых суставов и суммарная тяжесть дегенерации заднего опорного комплекса.

Дегенеративные заболевания позвоночника относятся к обширной группе мультифакториальных заболеваний, этиологически и патогенетически связанных с влиянием генетически детерминированной предрасположенности, а также с факторами внешней среды, в том числе и с механическими нагрузками.
Однако не выяснена относительная степень влияния генетических факторов и механических нагрузок на генезис дегенеративных заболеваний позвоночника. В последнее десятилетие на основании исследований монозиготных близнецов удалось доказать важное значение наследственных детерминантов дегенеративных заболеваний позвоночника [8, 23]. По мнению большинства ученых, преобладающую роль играют биомеханические факторы, в том числе на уровне взаимодействия микромеханической стимуляции и генетических факторов в регуляции экспрессии и ремоделирования молекул межклеточного матрикса, цитокинов и медиаторов боли и воспаления в дегенерированных тканях [20, 22, 24].
Нагрузки на позвоночно-двигательный сегмент (ПДС) при прочих равных условиях определяются состоянием позвоночно-тазового баланса.
Впервые понятие позвоночно-тазового баланса в исследовании физиологии и патологии позвоночника ввела G. Duval-Beaupere [10], которая на основании бароцентриметрических исследований пришла к выводу, что в вертикальном положении тела парциальные центры тяжести за счет закономерного изменения пространственной конфигурации таза и позвоночника располагаются таким образом, чтобы координаты общего центра массы части тела над тазобедренными суставами у данного индивида были бы константными, а ось гравитации, то есть проекция общего центра тяжести, постоянно располагается несколько кзади (35 мм) от бикоксофеморальной оси [11].
Позвоночно-тазовый баланс в вертикальной позе регулируется нервномышечной системой, обеспечивающей минимизацию работы мышц для сохранения вертикальной позы, и определяется параметрами морфологии таза.
В научных исследованиях основное внимание уделяется изучению позвоночно-тазового баланса в сагиттальной плоскости, потому что во фронтальной плоскости, за исключением сколиотической осанки и сколиоза, взаимоотношения таза и позвоночника сбалансированы. Подробно изучены параметры сагиттального позвоночно-тазового баланса (СПТБ) у здоровых волонтеров, в том числе у детей и подростков [18, 21, 26], и у пациентов со спондилолистезом [5, 9, 11, 17].
Особый интерес, с нашей точки зрения, вызывает состояние СПТБ и влияние его параметров на дегенеративные изменения переднего и заднего опорных комплексов ПДС, но исследований такого рода очень мало. Есть данные, что состояние СПТБ влияет на риск развития дегенеративных изменений в диске, соседнем со спондилодезированным сегментом [16], а уменьшение наклона таза и крестца коррелирует с более высокой частотой грыж  межпозвонковых поясничных дисков [12].
Других публикаций по интересующей нас проблеме, в том числе в наиболее информативных журналах "Spine", "Eur. Spine J.", "J. Spine Disord", насколько нам известно, нет.
Цель нашего исследования - изучение корреляции параметров СПТБ и дегенеративных изменений нижнепоясничных ПДС у пациентов с хронической люмбалгией и люмбоишиалгией.
Материал и методы
Изучены материалы протоколов клинического и рентгенологического обследования сплошной выборки популяции 100 пациентов с хронической люмбалгией или люмбоишиалгией. Мужчин из них - 68, женщин - 32. Средний возраст пациентов -38,7 ± 9,7 лет.
Критерии включения в материал исследования следующие: продолжительность люмбалгии или люмбоишиалгии не менее 6 мес.; сохранение подвижности позвоночника в сагиттальной плоскости, то есть отсутствие функциональных блокад поясничных сегментов и выраженных миотонических реакций; возраст в момент исследования не менее 20 и не более 50 лет.
Критерии исключения из материала исследования: все варианты диспластического и дегенеративного спондилолистеза и сколиоза; болезнь Шейерманна - Мау;травмы позвоночника, любые воспалительные заболевания и опухоли позвоночника, дисплазии и аномалии развития позвоночника, способные вызвать его деформацию.
Рентгенограммы поясничного отдела позвоночника и таза с захватом тазобедренных суставов выполнялись в боковой проекции в положении стоя. Измеряли величину глобального поясничного лордоза (GLL) по Cobb от верхней поверхности тела L1 до верхней поверхности S1. Параметры таза определяли по методике G. Duval-Beaupere et al. [11, 18, 26]. Измеряли величину наклона таза (PI), наклона верхней поверхности S1 (SS) к горизонтали, отклонения таза от вертикали (РТ).
Показатель относительной высоты трех нижнепоясничных дисков определяли по индексу Id, равному отношению площади дисков к площади тела вышележащего позвонка на боковой рентгенограмме. Методики измерения параметров СПТБ и величин Id показаны на рис. 1.
 
Рис. 1

По переднезадним и боковым снимкам, а также по данным МРТ и КТ регистрировали остеофиты тел позвонков, грыжи Шморля, признаки спондилоартроза, межостистого и апикоаркуального артроза.
Тяжесть дегенеративных изменений каждого из трех нижнепоясничных дисков оценивали по следующей шкале:
Id > 0,35 - 0 баллов;
Схема измерения параметров сагиттального позвоночно-тазового баланса и индекса высоты диска (Id): PI (наклон таза) - угол между линией, соединяющей середину верхней поверхности крестца (О) с центром головок бедер (F) и перпендикуляром к верхней поверхности крестца, восстановленным в точке О; SS (наклон крестца) - угол между горизонталью (OD) и верхней поверхностью крестца (ОВ); PT (отклонение таза) - угол между вертикалью (FD) и линией, соединяющей середину верхней поверхности крестца (О) с центром головок бедер. При несовпадении контуров правой и левой головок бедер точка F располагается на середине бикоксофеморальной линии, соединяющей центры головок обеих бедер; GLL (глобальный поясничный лордоз) - угол между верхней поверхностью тела L1 и верхней поверхностью тела S1 (по Cobb). Формула расчета Id:
 
Id от 0,31 до 0,35 - 1 балл; Id от 0,26 до 0,3  - 2 балла; Id от 0,21 до 0,25 - 3 балла; Id от 0,16 до 0,2 - 4 балла; Id < 0,15- 5 баллов.
Сумма баллов в трех нижнепоясничных дисках отражает общую степень дегенерации дисков. Отсутствие осеофитов тел позвонков ПДС обозначали 0 баллов, а наличие остеофитов в сегменте - 1 балл, наличие остеофитов в двух ПДС - 2 балла. Мак-симальная оценка степени дегенеративных изменений в связи с остеофитами для трех нижнепоясничных сегментов - 3 балла. Аналогично оценивали наличие или отсутствие грыж Шморля. Тяжесть дегенерации переднего опорного комплекса трех нижнепоясничных ПДС представляет собой сумму баллов дегенерации дисков, степени дегенеративных изменений по остеофитозу
(от 0 до 3 баллов) и грыж Шморля (от 0 до 3 баллов).
Дегенеративные изменения дугоотростчатых суставов оценивали по следующей шкале: дугоотростчатого артроза нет ни в одном из нижнепоясничных сегментов - 0 баллов; дугоотростчатый артроз в одном сегменте - 1 балл; в двух сегментах -2 балла; во трех сегментах - 3 балла.
Аналогично оценивали степень тяжести дегенерации по межостистому артрозу и апикоаркуальному артрозу. Тяжесть дегенеративных изменений заднего опорного комплекса трех нижнепоясничных ПДС представляет собой сумму дегенеративных изменений дугоотростчатых суставов, межостистого артроза и апикоаркуаль-ного артроза.
Таким образом, степень дегенерации дисков варьировала от 0 до 15 баллов, тяжесть дегенерации переднего опорного комплекса - от 0 до 21 балла, тяжесть дугоотростчатого артроза - от 0 до 3 баллов; межостистого артроза - от 0 до 3 баллов, апикоарку-ального артроза - от 0 до 3 баллов, а суммарная тяжесть дегенерации заднего опорного комплекса -от 0 до 9 баллов.
Статистические исследования и расчеты проводились в программах Excel и SPSS 11.0. Применялись следующие методы: описательная статистика с построением гистограмм и с выводом кривой нормального распределения, при этом в некоторых выборках нормализацию проводили методом логарифмирования по основанию 10; регрессионный анализ с построением линии регрессии (линейной и логарифмической); корреляционный анализ по методам Пирсона и Спирмана, а также графическое представление зависимости средних значений данных, сгруппированных по интервалам.
Результаты и их обсуждение
Дегенеративных изменений дисков не было (0 баллов) у 14 пациентов, де-генеративных изменений дугоотростчатых суставов не выявлено тоже у 14 пациентов; у остальных 72 пациентов имелись различные сочетания дегенеративных изменений переднего и заднего опорных комплексов.
Характер распределения величин дегенерации дисков, дегенеративных изменений дугоотростчатых суставов, дегенеративных изменений переднего и заднего опорных комплексов показан на рис. 2. Обращает на себя внимание тот факт, что кривые нормального распределения дегенерации дисков, дегенеративных изменений заднего и переднего опорных комплексов почти соответствуют симметричному Гаусавскому распределению, но слегка смещены влево, а кривая нормального распределения тяжести дегенеративных изменений дугоотростчатых суставов сильно смещена вправо. Очевидно, это связано с особенностями корреляции тяжести дегенеративных изменений дугоотростчатых суставов и других параметров.
Результаты регрессионного анализа дегенерации дисков, дегенеративных изменений дугоотростчатых суставов, дегенеративных изменений переднего и заднего опорных комплексов в зависимости от возраста показаны на рис. 3. Наклон линии регрессии тем больше, чем сильнее связь избранного параметра с возрастом. Оказалось, что тяжесть дегенерации переднего опорного комплекса не связана с возрастом, величина дегенерации дисков слабо отрицательно связана с возрастом, регрессия де-генеративных изменений заднего опорного комплекса положительная, но относительно слабая, зато регрессия дегенеративных изменений дугоотростчатых суставов от возраста очень сильная и положительная: чем старше пациент, тем вероятнее более тяжелый дугоотростчатый артроз.
Результаты регрессионного анализа тяжести дегенерации дисков, дегенеративных изменений дугоотростчатых суставов, дегенеративных изменений переднего и заднего опорных комплексов и анатомического константного параметра СПТБ, то есть величины PI, представлены на рис. 4. Видно, что имеется сильная связь PI и показателей тяжести дегенеративных изменений межпозвонковых дисков, дугоотростчатых суставов, суммарной тяжести дегенерации переднего и заднего опорных комплексов.
Характер связи очевиден: чем меньше PI, тем больше дегенерация дисков и суммарная дегенерация переднего опорного комплекса. И, наоборот, тяжесть дегенеративных из-менений дугоотростчатых суставов и суммарная тяжесть дегенерации заднего опорного комплекса тем больше, чем больше PI.
Параметр PI является анатомическим, у взрослых людей не изменяется, то есть величина его остается постоянной независимо от возраста и положения тела. PI определяет величины SS, PT и нормальную величину GLL.
Результаты регрессионного анализа показывают, что морфология таза, в частности PI, в значительной мере определяет характер и особенности дегенеративных изменений поясничных позвоночных сегментов. По нашим данным, между константным тазовым параметром PI и позиционным параметром SS имеется сильная корреляция (г = 0,880; p < 0,01), а SS сильно коррелирует с величиной пояс-ничного лордоза (г = 0,902; p < 0,01).Связь GLL с тяжестью дегенеративных изменений дисков, дугоотростча-тых суставов, а также с суммарной тяжестью дегенерации реднего и заднего опорных комплексов показана на рис. 5.  
 


Сравнив данные регрессионного анализа (рис. 4, 5), можно легко убедиться в том, что величина GLL, производного от SS и PI, сильно и негативно коррелирует с дегенерацией дисков и переднего опорного комплекса, и, наоборот, позитивно связана с дегенеративными изменениями дугоотростчатых суставов и заднего опорного комплекса.
В табл. приведены коэффициенты двухсторонней корреляции (по Пирсону) тяжести дегенерации дисков, дугоотростчатых суставов и суммарной тяжести дегенерации переднего и заднего опорных комплексов с параметрами СПТБ и с возрастом.
Таким образом, результаты регрессионного и корреляционного анализов свидетельствуют, что, чем меньше PI и производные от него позиционные параметры SS и GLL, тем больше тяжесть дегенеративных изменений нижних поясничных дисков и суммарная тяжесть дегенерации переднего опорного комплекса нижнепояс-ничных позвоночных сегментов. Наоборот, чем больше величина PI, SS и GLL, тем больше тяжесть дегенеративных изменений дугоотростчатых суставов и суммарная тяжесть дегенерации заднего опорного комплекса трех нижних поясничных ПДС. Возраст не влияет на тяжесть дегенерации дисков и всего переднего опорного комплекса, но тяжесть дегенерации дугоотростчатых суставов и заднего опорного комплекса существенно увеличивается по мере увеличения возраста.
Увеличение нагрузки на передний опорный комплекс при уменьшении PI, SS и GLL сопряжено с относительным уменьшением нагрузки на задний опорный комплекс. Наоборот, увеличение PI, SS и GLL приводит к уменьшению нагрузки на передний опорный комплекс и к относительному увеличению нагрузки на задний опорный комплекс.
Если учесть, что вертикальная осанка человека определяется параметрами PI, SS и GLL у здоровых людей [11, 18, 26], а, по нашим данным, и у пациентов с дегенеративными заболеваниями позвоночника, то становится ясным, что у лиц с гиполордотической осанкой (плоская спина) выше риск дегенеративных заболеваний переднего опорного комплекса поясничных ПДС, а риск дегенеративных заболеваний заднего опорного комплекса существенно меньше.


Наоборот, при гиперлордотической осанке человека риск дегенеративного поражения переднего опорного комплекса поясничных ПДС значительно меньше, а риск дегенеративного изменения заднего опорного комплекса достоверно больше.
Иными словами, поясничный остеохондроз возникает преимущественно у лиц с гиполордотической осанкой, а поясничный спондилоартроз развивается преимущественно у лиц с гиперлордотической осанкой. У субъектов с параметрами СПТБ, близкими к норме, равновероятны дегенеративные изменения и переднего, и заднего опорных комплексов, причем риск дегенерации существенно меньше.
В настоящее время считаются конкурирующими старая биомеханическая теория, связывающая этиологию и патогенез дегенеративных заболеваний позвоночника с нагрузками [22, 24], и новая наследственная теория [8, 23].
Факт, что тазовые параметры (PI, SS) генетически детерминированы (с учетом наших данных [29] о влиянии параметров СПТБ на развитие дегенеративных заболеваний позвоночника опосредовано, через особенности распределения нагрузки на передний и задний опорный комплексы) приводит к тому, что из конкурирующих эти две теории становятся взаимосвязанными и взаимодополняющими.
Заметим, что диагноз "остеохондроз поясничного отдела позвоночника" у пациентов без дегенеративных изменений межпозвонковых дисков не имеет смысла. Диагноз "поясничный остеохондроз" достоверен лишь у пациентов с признаками дегенеративных изменений межпозвонковых дисков и без дегенерации заднего опорного комплекса. У части пациентов с сочетанием дегенерации переднего и заднего опорных комплексов сложно выяснить, что первично: либо дегенерация дисков (остеохондроз) постепенно привела к дезадаптации и дегенерации элементов заднего опорного комплекса (спондилоартроз), либо первичный спондилоартроз привел к дезадаптации и дегенерации межпозвонковых дисков.
В литературе преобладает точка зрения, что дегенерация диска предшествует спондилоартрозу и служит его причиной [3], так как сужение диска приводит к существенному увеличению компрессионной нагрузки на дугоотростчатые суставы.
Следовало бы ожидать, что дегенерация дугоотростчатых суставов альтернативно приведет к повышению нагрузки на диски, что может ускорить их дегенерацию. Но такую причинно-следственную связь считают реальной лишь немногие [14, 15]. M.V. Swanepoel et al. [25] наряду с обычной связью дегенерации дисков с последующими дегенеративными изменениями дугоотростчатых суставов обнаружили и прямо противоположную связь, когда значительная дегенерация дугоотростчатых суставов имеется при здоровом диске. Еще в работе Levine [19] отмечено, что дегенерация дисков не является единственной или доминирующей причиной дегенерации дугоотростчатых суставов, а T. Videman et al. [28] выявили, что в 20 % дегенеративные изменения дугоотростчатых суставов предшествуют дегенерации дисков.
Впрочем, отношение к взаимосвязи дегенерации дисков и дегенеративных изменений дугоотростчатых суставов постепенно меняется. Так, B. Vernon-Robles и C.J. Pirie [27] в более ранних работах считали, что дегенерация дисков предшествует дегенеративным изменениям дугоотростчатых суставов, то есть дегенерация дисков первична, а дегенерация дугоотростчатых суставов вторична, но позже на основании гистологических исследований подобной корреляции не обнаружили [14].
В наших ранних работах [3, 6] дегенеративные изменения дугоотростчатых суставов считались результатом поясничного остеохондроза, позже нами была показана возможность и вероятность первичного спондилоартроза [4, 7], а затем спондилоартроз окончательно выделен в качестве отдельного варианта дегенеративных заболеваний позвоночника [1, 2].
Заключение
Результаты исследования показали, что параметры СПТБ существенно влияют на характер дегенеративных изменений нижнепоясничных позвоночных сегментов.
При малой величине анатомического константного параметра PI и производных от него малых значениях SS и GLL преобладают дегенеративные изменения дисков и суммарная тяжесть дегенерации переднего опорного комплекса. В такой ситуации дегенерация дисков предшествует дегенерации дугоотростчатых суставов и служит причиной последних.
При больших величинах PI, SS и GLL, то есть при гиперлордотической осанке, преобладают дегенеративные изменения дугоотростчатых суставов и суммарная тяжесть дегенерации заднего опорного комплекса. В таких ситуациях спондилоартроз предшествует дегенерации дисков и может служить их причиной.
При величинах PI, SS и GLL, близких к нормальным значениям, равновероятны дегенеративные изменения и межпозвонковых дисков, и дугоотростчатых суставов, а риск их развития меньше, чем при крайне больших и крайне малых значениях параметров СПТБ.

 

 

Литература
1. КоржНА ПроданАИ, БарышАЕ. Патогенетическая классификация дегенеративных заболеваний позвоночника // Ортопед., травматол. и протезир. 2004. № 3. С. 5-13.
2. КоржНА, Продан АИ, Радченко ВА и др. Классификация дегенеративных деформаций поясничного отдела позвоночника // Ортопед., травматол.
и протезир. 2004. № 4. С. 94-98.
3. Продан АИ, Радченко ВА Криничанская МИ
Дегенеративные изменения дугоотростчатых суставов при поясничном остеохондрозе // V съезд ортопедов-травматологов Сов. Прибалтики: Тез. докл. Рига, 1986. С. 389-392.
4. Продан АИ, Радченко ВА Пащук АЮ. и др. Поясничный спондилоартроз. Харьков, 1992.
5. Продан АИ, Грунтовский АЧ, Куценко ВА Рентгенометрические характеристики стенозирую-щих вариантов диспластического спондилолисте-за // Украинский радиологический журн. 2005.
№ 1. С. 18-23.
6. Радченко В.А. Диагностика и лечение артроза ду-гоотростчатых суставов при поясничном остеохондрозе: Автореф. дис. ... канд. мед. наук. Харьков,
1988.
7. Радченко В.А. Оптимизация хирургической тактики и техники операций при дистрофических заболеваниях поясничного отдела позвоночника: Автореф. дис. ... д-ра мед. наук. Харьков, 1996.
8. Battie M.C, Videman Т., Parent E. Lumbar disc degeneration: epidemiology and genetic Influences // Spine. 2004. Vol. 29. P. 2679-2690.
9. Curylo LJ, Edwards C, DeWald R.W. Radiographic makers in spondyloptosis: implications for spondylolisthesis progression // Spine. 2002. Vol. 27.
P. 2021-2025.
10. Duval-Beaupere G, Robain G. Visualization on full spine radiographs of the anatomical connections of the centers of the segmental body mass supported by each vertebra and measured in vivo // Int. Orthop. 1987. Vol. 11. P. 261-269.
11. Duval-Beaupere G, Boisaubert B., Hecquet J, et al. Sagittal profile of normal spine changes in Spondylolisthesis // In: Harms J., Sturz H., eds. Severe spondylolisthesis. Springer, Steinkopff, Darmstadt. 2003. P. 22-31.
12. Fiere V, Mota H, Berthonnaud E, et al. Discal hernia-tion, pelvic incidence and spinopelvic balance: a correlations study // Eur. Spine J. 2001. Vol. 10. P. 45.
13. Fujiwara A Tamai K, Yamato M, et al. The relationship between facet joint osteoarthritis and disc degeneration of the lumbar spine: an MRI study // Eur. Spine J. 1999. Vol. 8. P. 396-401.
14. Gries N.C, Berlemann U, Moore R.J., et al Early histo-logic changes in lower lumbar discs and facet joints and their correlation // Eur. Spine. J. 2000. Vol. 9.
P. 23-29.
15. Haher TJR, O\'Brien M., Dryer J.W, et al. The role of lumbar facet joints in spinal stability. Identification of
alternative paths of loading // Spine. 1994. Vol. 19. P. 2667-2671.
16. Kumar MJN, Baklanov A Chopin D. Correlation between sagittal plane changes and adjacent segment degeneration following lumbar spine fusion // Eur.
Spine J. 2001. Vol. 10. P. 314-319.
17. Labelle H., Roussouly P., Berthonnaud E., et al. Spondylolisthesis, pelvic incidence, and spinopelvic balance: a correlation study // Spine. 2004. Vol. 29.
P. 2049-2054.
18. Legaye J., Duval-Beaupere G., Hecquet J., et al. Pelvic incidence: a fundamental pelvic parameter for three-dimensional regulation of spinal sagittal curves // Eur. Spine J. 1998. Vol. 7. P. 99-103.
19. Lewin T. Osteoarthritis in lumbar synovial joints. A morphologic study //Acta Orthop. Scand. Suppl. 1964. Suppl. 73. P. 1-112.
20. Roughley P.J. Biology of intervertebral disc aging and degeneration: involvement of the extracellular matrix // Spine. 2004. Vol. 29. P. 2691-2699.
21. Roussouly P, Gollogly S., Berthonnaud E, et al. Classification of the normal variation in the sagittal alignment of the human lumbar spine and pelvis in the standing position // Spine. 2005. Vol. 30.
P. 346-353.
22. Setton L.A., Chen J. Cell mechanics and mechanobiol-ogy in the intervertebral disc // Spine. 2004. Vol. 29. P. 2710-2723.
23. Solovieva S., Lohiniva J., Leino-Arjas P., et al. Intervertebral disc degeneration in relation to the
COL9A3 and the IL-1 p gene polymorphisms // Eur. Spine J. 2006. Vol. 15. P. 613-619.
24. Stokes I.A., Iatridis J.C. Mechanical conditions that accelerate intervertebral disc degeneration: overload versus immobilization // Spine. 2004. Vol. 29.
P. 2724-2732.
25. Swanepoel MW, Adams LM, Smeathers J.E. Human lumbar apophyseal joint damage and intervertebral disc degeneration // Ann. Rheum. Dis. 1995. Vol. 54. P. 182-188.
26. Vaz G., Roussouly P., Berthonnaud E., et al. Sagittal
morphology and equilibrium of pelvis and spine // Eur. Spine J. 2002. Vol. 11. P. 80-87.
27. Vernon-Roberts B., Pirie C.J. Degenerative changes in the intervertebral discs of the lumbar spine and their sequelae // Rheumatol. Rehabil. 1977. Vol. 16.
P. 13-21.
28. Videman T, Battie MC, Gill K, et al. Magnetic resonance imaging findings and their relationship in the thoracic and lumbar spine. Insights into the etiopathogenesis of spinal degeneration // Spine.
1995. Vol. 20. P. 298-935.
29. Whitesides T.E., Horton W.C., Hutton W.C., et al.
Spondylolytic spondylolisthesis: a study of pelvic and lumbosacral parameters of possible etiologic effect in two genetically and geographically distinct groups with high occurrence // Spine. 2005. Vol. 30. P. S12-S21.
Адрес для переписки:
Хвисюк Алексей Николаевич
61002, Украина, Харьков, ул. Гиршмана,
17, кв. 107,
vert@med.edu.ua
Статья поступила в редакцию 23.08.2006

хирургия позвоночника  |   1/2007 (с. 44-51)

  • Лечение позвоночника, телефон в Москве: +7(495)777-90-03 (многоканальный), +7(495)225-38-03
  • метро Нагатинская, улица Нагатинская, дом 1, корпус 21: +7(495)764-35-12, +7(499)611-62-90,

    метро Академика Янгеля, улица Академика Янгеля, дом 3: +7(495)766-51-76.
Мы Вконтакте Мы на facebook Мы в twitter

В случаях копирования материалов и размещения их на других сайтах, администрация сайта будет поступать согласно с законодательством РФ об авторском праве.

КОРРЕЛЯЦИЯ ПАРАМЕТРОВ САГИТТАЛЬНОГО позвоночно-ТАЗОВОГО БАЛАНСА и ДЕГЕНЕРАТИВНЫХ ИЗМЕНЕНИЙ НИЖНЕПОЯСНИЧНЫХ позвоночных СЕГМЕНТОВ

Вверх